Художники
ЗДРАВСТВУЙ, ЛЕТО!
Можно хорошо отдохнуть, провести время с пользой...

Рисунки Нади Рушевой

Штрих карандаша художника как взмах смычка скрипача, как первые аккорды музыканта. А что если это молодой, начинающий художник? Будет ли сродни его рисунок виртуозному владению скрипкой или фортепиано? Как вовремя раскрыть свой талант? Кто сможет его распознать?

Была такая художница. Совсем юная, талантливая. Обычная девочка-школьница, худенькая, в очках. Она очень рано нашла для себя цель в жизни, рано узнала и доказала, на что способна. Это Надя Рушева.

О ней спорят, её работы изучают. А самой её уже нет на свете. Слишком рано ушла. В семнадцать лет! И никогда уже не назовут её официально — по имени-отчеству...

Детство и юность художницы, становление её характера, отношение к творчеству выставки работ вряд ли оставят кого-нибудь спокойно-равнодушным. Удивление и недоумение!.. Сложно описать те чувства, которые испытываешь, рассматривая её рисунки.

Старейший пушкинист Арнольд Гессен в своей долгой жизни (98 лет!) привык ничему не удивляться. Но и его поразила Надя Рушева. «Откуда у этой девочки такое глубокое и изящное чутье художника? Откуда такое ясновидящее проникновение в дух и настроения Пушкина и его эпохи?» — размышлял писатель, работавший в зимой 1969 года над своей новой книгой о жизни Пушкина, задумав иллюстрировать её только рисунками самого поэта. Отдав Наде почитать в рукописи две своих первых главы о детстве и Лицее, он не был уверен, что из этой затеи что-нибудь получится. Однако Надя очень скоро показала папку, в которой лежало более 70 рисунков. «Они перенесли нас в знакомый с детства пушкинский мир», — восхищался писатель. Пушкиниана так и осталась незавершённой. Наде не суждено было её закончить.

Творчество Нади Рушевой, талантливого ребёнка и подростка, ставит перед исследователями немало вопросов. Но, пожалуй, главный: можно ли рассматривать её искусство как начало пути незаурядного художника? Среди работ есть прелестные детские, ещё несовершенные рисунки, а период взрослого рисования очень короток — только два последних года.

Погрешности ранних рисунков видны в небрежности линий, пестроте красок... Такой рисунок может вызвать добрую улыбку, позабавить и порадовать наивной свежестью. Поздние рисунки художницы совсем другие: наделены особой духовной красотой, мгновенно покоряющей графической гармонией.  

Красота и гармония царили и в её семье. Мама — педагог-балетмейстер, учила дочку несложным балетным упражнениям; дедушка — игре на фортепьяно; отец — рисованию. Она научилась изображать не только вещи, животных, но и человека в действии, движении. Надя рисовала контурной линией целые циклы или серии. Любую русскую сказку или античный миф она не зарисовывала долго со всеми подробностями на одном листе, а как бы создавала «рисуночную стенограмму» повествования на множестве листков. Рисунки исправлять не любила, повторяла их в более совершенном варианте. Так формировался стиль Нади Рушевой.

В её рисунках много неожиданного, каждая линия «работает» на образ, который сложился в воображении юной художницы. Они отличаются от набросков с натуры. Интересна работа, выполненная тушью и пером «Отдых балерины». Усталость выражена не только в лице девушки, но и в сутулой фигуре, и в лёгком наклоне головы, и даже в путанице волос. Расслаблены хрупкие руки, но кисти кажутся тяжёлыми. Балерина сидит, но стул не нарисован. Но это не мешает передать выразительность каждой линии её фигуры.

Вот перед нами громадный Геракл, а вот симпатичный щенок Шутик с грустно опущенными ушками. Чувствуется лёгкий шаг пушкинских или толстовских героинь, кажется, будто ноги быстро мелькают. Подвески сережек не прикрепляются к мочке уха, и мы словно ощущаем их колебание. Автор находит такой ракурс, чтобы не были видны уши.

Много раз повторяет Надя пушкинский профиль, придаёт ему характер автопортрета, стремясь проникнуть в мир Пушкина, постичь прелесть его лирики. В рисунке «Юный поэт и дама его мечты» совмещены два образа: перо поэта наготове, а из сумрака, освещаемого свечой, возникает прекрасная дама: колышутся локоны волос, пышно веют крылья рукавов, стройный стан едва касается земли... Это Муза вдохновения, охранительница поэта, нитью-линией окружает Пушкина от всего мира.

Разве можно научиться такому удивительному графическому языку, беглости и незавершенности линий? Такое ведь ни у кого не перерисуешь! Десять тысяч рисунков — отклики на всё, что Надя любила читать. Эллинские рельефы, античные вазы, которые юная художница видела в музеях и книгах по искусству, дарили ей свою красоту и гармонию. В её рисунках — Тува, Монголия, русские сказки, литературный мир, животные, балет, автопортреты. Нет только пейзажей.

Надя не заканчивала специальную художественную школу, ходила на консультации к опытному художнику-педагогу Московского городского Дворца пионеров на Ленинских горах — Л.А. Магницкой.

Теперь невозможно сказать, как мог бы развиваться её талант во взрослой жизни. Не исключено, что она вышла бы за рамки графики, обратившись к живописи. Об этом свидетельствуют последние работы Нади – иллюстрации к роману «Мастер и Маргарита». Цвет и краски почти её не интересовали, словно мешая передать живое движение и формы. Вот откуда её чёрно-белые образы. Когда художница пробовала акварельные краски, получались мягкие, расплывающиеся пятна, как в «Маугли».

Постигать великого Пушкина, знакомиться с героями Толстого, Булгакова интереснее вместе с Надей Рушевой.

 

Литература

1. Графика Нади Рушевой. Сост. Н. Рушев. Автор текста Г. Панфилов. - М.: Изобразительное искусство, 1976.

2. Ларионова Э. Надя Рушева / Юный художник. - 1981. - №3. - С. 44-47.