Художники
ЗДРАВСТВУЙ, ЛЕТО!
Можно хорошо отдохнуть, провести время с пользой...

Гюстав Доре

О Гюставе Доре говорили, что он обладал фантастическим воображением, которое позволяло оживить любого героя книги, и отличной зрительной памятью, поэтому обходился без натурных наблюдений и зарисовок. В его творческом наследии около восьмидесяти тысяч рисунков, иллюстрации ко всем знаменитым европейским произведениям 19 века.

Любовь к книге привил Гюставу отец, инженер и строитель мостов. Мальчик с интересом изучал рисунки, обожал строгость линий готических храмов. Вообще родители мечтали, что сын поступит в политехническую школу и продолжит династию. Однако юноша уже в 15 лет становится сотрудником сатирического журнала.

Большой успех пришёл к художнику, когда были опубликованы «Сочинения Рабле» с его иллюстрациями. Они стали неотъемлемой частью художественного текста. Более семи лет работал он над поэмой Данте «Божественная комедия». Ему удалось переплести между собой чужеродные стили и техники и создать глубоко прочувствованные образы ада, рая и чистилища.

Книги, иллюстрированные художником, многократно переиздавались и имели огромный успех, заказы сыпались на Гюстава Доре без перебоя, и он без устали рисовал. Среди его работ иллюстрации к сказкам Перро, басням Лафонтена, произведениям Гюго, Сервантеса, Мильтона, Шатобриана. Венцом его творчества стали рисунки к ключевым эпизодам Библии.

Непревзойдённый мастер иллюстрации, Гюстав Доре сочетал в себе «немецкий порядок и организованность и французский романтизм и впечатлительность».

Расширить представление о жизни и творчестве мастера поможет замечательный очерк С. Орлова.

 

С. Орлов

Гюстав Доре

Художник родился в 1832 году в Страсбурге — городе прекрасной средневековой архитектуры. С детства Доре страстно полюбил первозданную природу Эльзаса. Вместе с отцом он проводил целые дни в тенистых горных лесах, окружающих Страсбург. Лёжа на траве, мальчик мог часами рассматривать затейливые очертания облаков, изучать удивительные формы цветов и растений. Дома он заслушивался древними легендами и сказками, которые рассказывали ему бабушка и мать.

Очень рано раскрылись его разносторонние способности. В четыре года Доре выучился читать, в восемь лет знал наизусть множество мифов и сам их иллюстрировал. Его привлекает театр, музыка, но две наиболее сильные его страсти — это чтение и рисование.

Ещё в детстве у Доре обнаружилось очень важное качество, пригодившееся ему впоследствии в работе над иллюстрациями,— литературные образы прочитанного произведения вставали перед ним во всей своей яркости. Композиция рождалась в воображении часто в законченном виде. Поэтому он рисовал сразу набело, никогда не исправляя первоначальное решение, и мог начать рисовать с незначительной детали. В разных частях листа набрасывал фигуру человека, лошади, силуэт дерева, потом сразу объединял их в целую многоэпизодную сцену. Доре не учился в художественных школах и мастерских, не стремился работать с натуры. От природы он имел всё, что необходимо для самостоятельного творчества,— острый взгляд, композиционное мастерство, исключительную художественную память. Однажды художник сказал: «Я открою вам секрет... Я храню в своей памяти различные типы мужчин, женщин, детей, я прекрасно знаю анатомию каждого живого существа. Я знаю свои модели инстинктивно».

Поистине это удивительный пример природной художественной интуиции! Что же повлияло на творчество Доре, что сформировало его как художника? Прежде всего длительное изучение шедевров мирового искусства. В 1847 году Доре переезжает в Париж, у него появляется возможность познакомиться с великими художественными творениями. Посещать залы Лувра, Национальной библиотеки стало для Доре необходимостью. Отныне его учителя — Жан Гужон, Микеланджело, Рембрандт, Рубенс, французские живописцы-романтики.

Во Франции, которая в середине XIX века была центром революционного движения, развивается политическая и социально-бытовая карикатура. В начале 40-х годов начинают издаваться особые сборники — своеобразные очерки характеров и нравов современного общества, где литературный текст сопровождался серией иллюстраций-карикатур. В оформлении этих изданий участвовали такие художники, как Домье, Гранвиль, Гаварни. Одним из подобных изданий был сборник «Сцены из частной и общественной жизни животных», вышедший в 1842 году.

Из всех его иллюстраций в наибольшее восхищение девятилетнего Лоре привели удивительные рисунки Гранвиля, в которых бытовое сочетается с фантастическим, гротесковым, где люди предстают в облике зверей. Под влиянием Гранвиля Доре создает юмористические иллюстрации к Данте. В них чувствуется такая острота и живость фантазии, что кажется, их создал не подросток, а зрелый мастер. Яркий талант карикатуриста обнаружился и в других, более поздних сериях: «История Калипсо» и «Подвиги Геракла», где Доре как бы развенчивает возвышенный мифологический сюжет.

В Париже 15-летний Доре показал свои детские рисунки Филипону — издателю юмористических газет «Шаривари» и «Газеты для смеха». Тот в полной мере оценил талант юноши. С этого времени начался неустанный труд. За пятилетний период работы в сатирических газетах Доре исполнил тысячи рисунков. Однако в начале 1850-х годов он отходит от карикатуры и полностью посвящает себя книжной иллюстрации. В работе Доре очень пригодился его опыт художника-карикатуриста. Очарование многих его гравюр к произведениям Рабле, Бальзака, Распе, Сервантеса заключено в живом юморе, подчёркнутой остроте ситуаций, характерности лиц.

Французская книжная иллюстрация находилась в то время в расцвете. В 1830-е годы начали издаваться произведения Стендаля, Гюго, Бальзака. Над их иллюстрированием работала целая плеяда талантливых художников. В это время распространяется более совершенная техника гравюры на дереве — торцовая гравюра. В 40-е годы стремление к реализму в книжной графике усиливается, художники изучают быт, искусство различных исторических эпох. Иллюстраторы стремятся к созданию большого цикла гравюр, передающих все подробности литературного повествования.

Первыми работами, принёсшими Доре необыкновенный успех, были иллюстрации к «Гаргантюа и Пантагрюэлю» Рабле и к рассказам Бальзака. Доре в иллюстрациях к роману Рабле удачно передаёт сатирическую направленность произведения, клеймящего средневековых схоластов, несправедливость феодального суда. Он прекрасно почувствовал и другую сторону бессмертного сатирического романа. Изображая неуклюжих добродушных королей — гигантов Гаргантюа и Пантагрюэля, художник воплощает образы народных сказок о великанах, удивительным образом соединяя живой юмор с гротеском.

Наивысшего расцвета талант Доре достиг в 1860-е годы. За два года им были созданы блестящие иллюстративные циклы к таким различным произведениям, как «Божественная комедия» Данте, сказки Перро, «Дон Кихот» Сервантеса, «Приключения барона Мюнхгаузена» Распе.

Ещё в 1855 году Доре решил издавать иллюстрированную серию шедевров мировой литературы. Художник на собственные средства исполнил первую книгу задуманной серии, получившую всеобщее одобрение,— это была «Божественная комедия» Данте. В иллюстрациях к «Аду» Доре вдохновляется великими творениями Микеланджело. Изображая ад с его нечеловеческими мучениями и неземную просветлённость рая, Доре стремится выдержать иллюстрации в эпическом духе. Огромные пропасти, мощные уступы скал, необъятная высь неба с сонмом парящих ангелов — это не просто вымышленная природа, а некая материализация вечности. Теофиль Готье говорил, что Доре создал саму атмосферу ада. Удались художнику образы Данте и Вергилия. Поэты поражены картинами ада, но вместе с тем они остаются спокойными, воплощая величие человеческого духа.

В 1862 году Доре иллюстрирует сказки Перро. Он словно возвращается к воспоминаниям детства, связанным с живописной природой Эльзаса. Любовь к поэтическому вымыслу органично выразилась в ландшафтах, которые окружают героев сказок. Чащи окутаны здесь таинственной, загадочной тишиной. Творя мир сказочных образов, Доре сам становится добрым волшебником. Вот перед нами комната в замке Синей Бороды, где собраны бесценные сокровища. Подробно, с большой изобретательностью показана каждая деталь: рыцарское вооружение и дорогие сосуды, тяжелые узорчатые ткани и шкатулка с драгоценностями. Он не только смелый фантаст и мастер юмористического повествования, но и тонкий лирик. В этом убеждает серия иллюстраций к «Дон Кихоту» Сервантеса.

Во многих гравюрах Доре создаёт пейзажи, где природа Испании гармонично сливается с повседневной жизнью людей. Почти всегда у Доре пейзаж — это не просто фон, а та эмоциональная среда, которая подчеркивает состояние героев. Часто окружающий ландшафт как бы увиден глазами действующих лиц. Так, в иллюстрации, посвящённой знаменитому поединку Дон Кихота с мельницами, земля словно преображена фантазией благородного идальго. Она вздымается холмами, окружая героя множеством страшных мельниц. Подобно самому Сервантесу, Доре сохраняет доброе и одновременно ироническое отношение к героям романа. Дон Кихот и Санчо Панса, совершающие свои подвиги и терпящие насмешки и побои, выглядят нелепыми и беззащитными. Но они показаны стойкими в несчастьях, искренне преданными друг другу. Перед нами встаёт бессмертный образ Дон Кихота — человека возвышенно наивного, живущего мечтами о безвозвратно ушедших временах и движимого благородными, человеколюбивыми намерениями.

Заслуга художника состоит в том, что он необыкновенно живо сумел передать картину жизни Испании XVII века. Вслед за Сервантесом Доре рисует спесивых дворян и добродушных крестьянок, странствующих артистов и погонщиков мулов, воинов и монахов. Интересен лист, где он дает целую картину народного праздника. Группируя множество фигур, художник обнаруживает мастерство создания композиции. Сцена показана настолько естественно, что мы словно ощущаем себя внутри движущейся толпы.

Умение придать работе подлинность видно и в композициях чисто фантастических. В том же цикле иллюстраций к Сервантесу мы находим лист «Озеро кипящей и клокочущей смолы». Фантазия художника не знает здесь предела. Он населяет гравюру чудовищными ящерами, гигантскими насекомыми, скелетами пресмыкающихся. Изображены фантастические существа очень убедительно. Уподобляя изображения чудовищ затейливым арабескам, художник добивается большого изобразительного богатства.

В гравюрах к роману Сервантеса Доре достиг поразительного разнообразия художественных средств: от лирических образов он легко переходил к гротеску, сохраняя при этом единство всего цикла. Стоит ли удивляться, что под непосредственным воздействием работ Доре к образу Дон Кихота обращается в конце 60-х годов и Домье? Мастер часто использует тональную графическую манеру. Он работает пятном, сопоставляя большие тёмные плоскости и светлый фон, то с помощью оттенков делает плавный переход от тёмного к светлому. Подчеркнуто живописный характер графики Доре говорит о нем как преемнике французских художников-романтиков. Интересно, что в такой же живописной манере рисовал великий романтик Виктор Гюго.

Трудно понять широту дарования Доре, если рассматривать его только как иллюстратора, неистощимого фантаста. В историю графики он вошёл и как бытописатель, правдиво отразивший эпоху. В этом убеждают иллюстрации к изданию, повествующему о современной жизни Лондона, созданные в 1874 году. Здесь с почти документальной точностью передана жизнь людей разных классов. Доре показывает Лондон городом контрастов, где бедность соседствует с роскошью. Картины жизни бедняков сменяются сценами беззаботных развлечений аристократии. Не случайно одна из гравюр этой серии, изображающая прогулку заключённых в тюремном дворе, послужила сюжетом для известного живописного полотна Ван Гога.

Гюстав Доре — художник необыкновенно разносторонний. Кроме карикатур и иллюстраций, он оставил много живописных полотен, работал и в скульптуре. Доре создал прекрасные примеры оформления книги, где текст органично сочетается с иллюстрациями, образуя единую художественную структуру. Гюго, увидев иллюстрации к «Труженикам моря», сказал, что Доре не просто проиллюстрировал его поэму, а сделал её перевод на язык графики. Эта оценка по праву может быть отнесена ко всем лучшим графическим циклам Доре — одного из самых выдающихся мастеров в истории книжной иллюстрации.

 

Литература

Орлов С. Гюстав Доре / Юный художник. - 1982. - №4.