Круг чтения

Почти через сто лет после написания детской поэмы «Мистер Твистер», мы убеждаемся, что она не потеряла своей свежести и остроты и сегодня.

Эти стихи, как и карикатуры художников Кукрыниксов, можно считать политическим фельетоном. Поражаешься глубине затрагиваемых тем. В поэме, адресованной детям, ярко демонстрируется расизм, рассказывается, кто такие расисты, чем они опасны.

Самуил Яковлевич Маршак написал «Мистера Твистера» в 1932 году и ещё год шлифовал свои стихи, когда книжка уже была издана и пришла к читателям.

В основу сюжета поэмы легла реальная история об американском туристе оказавшимся на улице в Ленинграде, после того как он отказался ночевать в гостинице, заселившей негра. Версий у Самуила Яковлевича было несколько. По одной из них название поэмы было «Мистер Блистер». И всё-таки основная идея о расисте, бывшем министре, дельце и банкире, владельце заводов, газет, пароходов, который не может находиться рядом со всяким «цветным сбродом», оставалась неизменной.

Как никогда актуальны темы расизма и национализма, равноправия между богатыми и бедными, роли денег и отстаивание справедливости. Тем более это нужно знать детям!

Читаем классику, она никогда не обманет.

Самуил Яковлевич Маршак родился в 1887 году и провел раннее детство в провинциальной глуши под Воронежем. Отец его работал техником на мыловаренном заводе. Это был талантливый самоучка-изобретатель. Книга была в этой семье любимым другом. «Я любил в детстве смешное и героическое, – вспоминал Маршак. – Лирику я почувствовал позже – в юности. Сочинять стихи начал лет с четырёх. К одиннадцати годам я написал уже несколько длиннейших поэм и перевёл оду Горация».

Маршак учился в Петербурге в одной из лучших гимназий, жил в доме, где бывали художники, артисты, писатели. Одной из больших его жизненных удач была встреча с известным критиком-искусствоведом В.В. Стасовым. В Петербургской Публичной библиотеке, где работал тогда Стасов, юный Маршак проводил целые дни, рассматривая старинные книги и гравюры, слушая горячие споры об искусстве.

М. Горький обратил внимание на хрупкое здоровье юного поэта и предложил ему пожить в своей семье на берегу Чёрного моря в Крыму. Два года прожил Маршак у Пешковых в Ялте, лечился, учился и перевидал там множество разных интересных людей.

После событий 1905 года он уехал в Англию. Учился сначала в Политехникуме, потом в Лондонском университете. Каникулы он проводил, путешествуя пешком по стране, уходил с рыбаками в море, жил в лесной школе в Южном Уэльсе, слушал английские народные песни, переводил народные баллады. Это пребывание в Англии дало молодому поэту то подлинное знание языка, литературы, тот запас личных впечатлений, своё, особое ощущение страны, народа, без которых он не смог бы стать таким глубоким и проникновенным переводчиком английских поэтов, каким мы его знаем теперь.

Перед самым началом Первой мировой войны Маршак вернулся в Россию, скитался по разным городам, давал уроки, упорно работал над переводами из английской поэзии. Потом переехал в Ленинград, и на многие годы стал центром, вокруг которого собирались детские писатели, шла работа по созданию новых книг для детей.  

Были созданы детский альманах «Воробей», затем журнал для детей «Новый Робинзон». Маршак был первым редактором и вдохновителем Б. Житкова, Л. Пантелеева, Евг. Шварца, В. Бианки, Е. Чарушина и многих других известных теперь детских писателей.

Маршак придумал книжку-картинку со стихотворными подписями к рисункам («Детки в клетке»), переводил с английского детские народные песенки («Дом, который построил Джек»), писал сказки и рассказы в стихах («Сказка о глупом мышонке», «Почта», «Багаж», «Рассеянный с улицы Бассейной»).

 

О произведении «Мистер Твистер» Маршак говорил, что «ни над одной из своих книг он не трудился так настойчиво...» Как же сочинялись эти звонкие, колючие, задорные стихи?

В первых набросках поэмы герой её назывался мистером Блистером. Но скоро автор переделал его имя в Твистер, придав стихам иной звуковой узор, насмешливый, дразнящий:

Мистер

Твистер

Бывший министр,

Мистер

Твистер

миллионер...

Рассказ про сумасброда-расиста, который не пожелал жить в номере ленинградской гостиницы по соседству с чернокожим и потому оказался без крова, Маршак услышал или в 1929, или в 1930 году.

Поэт стал придумывать имя, чины, звания, биографию. Твистер действовал не в Америке, не у себя на родине, не в окружении себе подобных, а за её пределами, потому портрет героя делался более выразительным. Ведь белое на белом не так заметно, чёрное на чёрном тоже.

Маршак написал памфлет для маленьких, сказку про современного злого духа, вдруг оказавшегося беспомощным, бессильным и смешным, настоящую политическую сатиру, добившись в этой книге обобщённости и достоверности.

История про Твистера начинается с приглашения к путешествию, со строчек, пародирующих хвастливые, нахально лезущие в глаза рекламы западных туристских контор и фирм. Твистер в раздумье, он колеблется, что выбрать: остров Таити, Париж и Памир? И читателю интересно, какой из заманчивых маршрутов он предпочтёт?

В первых изданиях эта глава завершалась по-разному:

«Мистер Твистер, миллионер, решил отправиться в СССР».

«Мистер Твистер, делец и банкир, решил на досуге объехать мир».  

Вначале право решения и выбора предоставлялось в поэме одному Твистеру. Но автор дал слово дочери миллионера. Сочинил роль для наследницы Твистера и дал послушать, что скажет эта девица.

— Отлично! —

Воскликнула

Дочь его Сюзи.

— Давай побываем

В Советском Союзе!

Своенравная натура Сюзи проявляется в её кратких репликах, и Твистер, безуспешно пытавшийся урезонить капризную дочь, вынужден уступить:

— Мой друг. У тебя удивительный вкус, —

Сказал ей отец за обедом.

— Зачем тебе ехать в Советский Союз!

Поедем к датчанам и шведам.

Поедем в Неаполь, поедем в Багдад! —

Но дочка сказала: — Хочу в Ленинград! —

А то, чего требует дочка,

Должно быть исполнено.

Точка.

В самых последних изданиях книги добавилась ещё одна строфа, в которой Маршак высмеял наивные представления о нашей стране различных мистеров Твистеров:

Я буду питаться

Зернистой икрой,

Живую ловить осетрину,

Кататься на тройке

Над Волгой-рекой

И бегать в колхоз

По малину!

Долго поэту не давалась строфа о досуге Твистера на корабле:

Часть парохода

затянута сеткой.

Бегает мистер

и машет ракеткой.

Дополнился новыми подробностями и рассказ о развлечениях Твистера на корабле:

После стремительной этой игры

Твистер, набегавшись вволю,

Гонит кием костяные шары

По биллиардному полю.

Затем дописывается строфа, которой не было в первых изданиях книги:

Пенятся волны, и мчится вперёд

многоэтажный дворец-пароход.

Прибавив её, Маршак сильнее подчеркнул контраст с описанием того, другого парохода, на котором пересекают океан в поисках заработка негры и малайцы:

Неграм,

малайцам

мокро и жарко.

Брызжет волна

и чадит кочегарка.

В одном из первых изданий «Мистера Твистера» было сказано: «Журчит океан за высокой кормой».

Журчащий океан — образ смешной, злой. Потешаясь над Твистером, который путешествовал с ванной, гостиной, фонтаном и садом, Маршак писал, что для такого знатного господина и океан ласково журчал, как журчит в парке искусственный ручеёк.

Прибыл из-за океана отставной министр. Всё чинно и респектабельно. Всё по протоколу. В порт подана машина, Твистер важен и преисполнен чувства собственного достоинства, как и в последующих эпизодах, когда, держа в зубах золотую сигару, торжественно переступает порог «Англетера». Зафиксировано, как на моментальном снимке, движение, действие героя.

И вот пейзаж Ленинграда, каким он открывается пассажирам с палубы парохода.

Близится шум

ленинградского

порта.

Город встаёт

из-за правого

борта.

Серые воды,

много колонн,

гарью заводы

чернят небосклон.

Держится мистер

рукою за шляпу.

Быстро

на пристань

сбегает

по трапу.

Вот, оценив

Петропавловский

шпиль,

важно

садится

в автомобиль.

И вот уже путешествие приблизилось к концу. Тон, интонация рассказа тщательно выверены автором:

Дамы усажены.

Сложены вещи.

Автомобиль

огрызнулся зловеще

и покатил,

по асфальту шурша,

в лица прохожим

бензином дыша.

Этой живой картинкой завершается первая часть поэмы, однако главным событиям только ещё предстоит разыграться.

Сердито хлопнув дверью в гостинице «Англетер», мистер Твистер колесит из одной ленинградской гостиницы в другую. В ранних вариантах поэмы строгий швейцар «Англетера» сразу же после отъезда Твистера бросался к телефонной трубке. Он просил швейцаров всех ленинградских гостиниц не оказывать гостеприимства семейству Твистеров.

Теперь этого большого эпизода уже нет в поэме. Маршак его исключил. Вспоминая о трудностях, с которыми он сталкивался, впервые издавая «Мистера Твистера», Самуил Яковлевич писал одному из своих корреспондентов, что редакции убеждали его, «будто бы интуристы перестанут ездить к нам, если несколько швейцаров могут объявить мистеру Твистеру бойкот».

«Я очень неохотно согласился на изменения, — добавлял Маршак, — но спорить тогда было трудно...»

Телефонные предупреждения швейцарам всех ленинградских гостиниц не только притормозили стремительное и энергичное развитие действия, они упростили важную тему, внесли в неё элементы анекдота, где всё заранее подстроено.

Новое объяснение проще, зато и естественней. В городе на Неве, куда на всемирные конгрессы и съезды со всех концов мира собираются делегаты и гости всех цветов кожи, не так-то просто отыскать свободный номер. А если даже и отыщется, всё равно Твистера не порадуешь.

Весело описано, как моталось по Ленинграду семейство Твистеров и как постепенно с заморских туристов слетала вся их спесь. Хотя вначале они ещё не чувствуют приближающейся беды:

Рядом с шофером

сидит полулёжа

Твистер

на мягких

подушках из кожи.

Слушает шелест бегущих колёс,

туго одетых резиной,

смотрит, как мчится

серебряный лес —

марка на пробке машины.

Нельзя же ездить целые сутки подряд, да ещё безо воякой надежды отыскать в конце концов пристанище!

Сзади трясутся старуха и дочь.

Ветер им треплет вуали.

Солнце заходит, и близится ночь.

Дамы ужасно устали.

Улица Гоголя.

Третий подъезд.

— Нет, — отвечают, —

в гостинице мест.

Улица Пестеля.

Первый подъезд.

— Нет, — отвечают, —

в гостинице мест

и т. д.

Так раскрывается поучительный смысл истории, приключившейся с Твистером. Но назидание не теряет ни лёгкости, ни весёлости. Раздражённо захлопнув дверь гостиницы, Твистер обнаруживает, что все остальные двери, одна за другой, вдруг захлопываются перед его носом. Неожиданно для себя он оказывается в положении американского негра, которому запрещён вход в отель. Какой урок для спесивого расиста!

В окончательном варианте поэмы появился новый эпизод и новые действующие лица — двое маленьких негритят. Им служащий гостиницы объясняет, почему важному Твистеру, как мальчишке, наказанному за дурное поведение, пришлось провести целую ночь в коридоре:

Очень гордится

Он белою кожей —

Вот и ночует

На стуле в прихожей.

Только на утро явился швейцар с приятным известием для Твистера: освободились две комнаты рядом «с ванной, гостиной, фонтаном и садом».

Если хотите,

Я вас проведу.

Только при этом

Имейте в виду:

Номер направо

Снимает китаец,

Номер налево

Снимает малаец.

В номер под вами

Въезжает индус,

В номер над вами

Приехал зулус.

Как же отнёсся к этому предложению Твистер? В разных вариантах по-разному.

Вариант первый:

Твистер

Брезгливо

Взглянул

На швейцара.

Будто из склянки

Глотнул

Скипидара.

 

Вариант второй:

Миллионер

Повернулся

К швейцару.

Прочь отшвырнул

Дорогую сигару.

 

И вариант третий (окончательный):

Миллионер

Засмеялся спросонок,

Хлопнул в ладоши,

Как резвый ребенок,

И закричал По-английски:

— О'кэй!

Дайте

От комнат

Ключи

Поскорей!

Не будем гадать, как повёл себя в дальнейшем мистер Твистер и пошло ли ему впрок происшествие, случившееся с ним в Ленинграде. Из всех вариантов Маршак выбрал самый мягкий. Растеряв всю свою важность, герой устремляется в освободившиеся номера:

Взявши

Под мышку

Дочь

И мартышку,

Мчится

Вприпрыжку

По «Англетер»

Мистер Твистер,

Бывший министр,

Мистер Твистер,

Миллионер...

После всего, что с ним приключилось, он больше всего боится, как бы, чего доброго, швейцар не передумал.

«Твистер» занял почётное место в детских библиотеках, но Маршак продолжал вносить в поэму новые правки. Работа над поэмой не прекращалась много лет. Такова уж биография всех произведений Маршака. Наверное, именно поэтому он не очень любил датировать их в своих книгах, обозначать срок начала и окончания работы над рукописями. Это была бессрочная работа…

 

Литература

  1. Галанов Б. «Мистер Блистер» и «Мистер Твистер»// Детская литература. - 1969. - № 11.
  2. Полевой Б. Его секрет// «Я думал, чувствовал, я жил». - М.: Советский писатель, 1971.
  3. Расизм и негры. Читаем Мистера Твистера Маршака на сайте https://yaokino.ru/rasizm-i-negri-mister-twister-marshak
  4. Смирнова В.В. Мастер детской книги// О детях и для детей. - М.: ГИДЛ МП РСФСР, 1963.