Обо всём
images/banners/yulia1.jpg

Много раз враги пытались захватить нашу землю. Но русские воины всегда побеждали. С ними были замечательные полководцы.

Прославился военными делами полководец Александр Васильев Суворов.

Однажды французская армия окружила в горах небольшой отряд Суворова. Враги заняли все выходы. «Ну, теперь-то русские бросят знамёна и сдадутся в плен». Но не тут-то было!

— Где меньше войска, там больше храбрых! — учил Суворов.

И не зря! Вырвались из окружения. Наши солдаты и командиры помнят мудрые слова Суворова:

Тяжело в ученье — легко в походе!

Дисциплина — мать победы.

Сам погибай, в товарища выручай!

Там, где пройдёт олень, там пройдёт и русский солдат, тем, где не пройдёт олень, всё равно пройдёт русский солдат!

Крепость сильна, гарнизон — целая армия, но ничто не устоит против русского оружия!

Матросами командовал адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков. Когда он повёл моряков на крепость Корфу, сильнейшую морскую крепость, враги не думали, что крепость может быть взята. Но русские её взяли.

Старый генералиссимус Суворов прислал в те дни Ушакову письмо: «Ура русскому флоту! Жалею, что не был я при Корфу хотя бы мичманом*

*Мичман — младший командир на флоте.

Во время Великой Отечественной войны наши воины били врага по-суворовски. А командиры учились у Суворова военному мастерству. Лучших маршалов и генералов награждали орденом Суворова. Мы должны гордиться людьми, у которых на груди медаль Ушакове! Матросы за мужество и ответу награждались ею в годы Великой Отечественной войны.

Одному из таких героев, юнге Макарову, было всего четырнадцать лет.

Потопив три вражеских корабля, торпедный катер, на котором плыл юнга Макаров, возвращался на базу. И тут он попал в «огненный мешок» — с берега по катеру ударила вражеская артиллерия, а с моря били орудия пятнадцати кораблей неприятеля.

Спокойно и быстро помогал краснофлотцам юнга. То там, то здесь он появлялся в самые трудные минуты: перевязал рану сигнальщику, помог ставить дымовую завесу, заменил моториста. Юнга показал себя настоящим матросом и был награждён медалью Ушакова.

Вот какие храбрецы защищали нашу родную землю!

 

Г. Еремин

Военные хитрости древних славян

Шумели зелёные дубравы, колосились хлеба на тучных чернозёмах, полноводные реки и голубые озёра баюкали лёгкие лодки и прочные челны. «О светло-светлая и прекрасно украшенная земля Русская, широка ты и обильна», — говорили славяне о своей родине.

А рядом звенела ковылями дикая степь. Оттуда коварной половецкой стрелой врывалась война. Рыжим облаком клубилась степь под тяжёлой поступью византийцев. Чернели и выгорали травы от костров, разожжённых кочевниками. И древним славянам приходилось браться за оружие.

Вражеские полководцы жаловались на то, что со славянами невозможно воевать: «Сражаться со своими врагами славяне любят в местах, поросших густым лесом, с выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, изобретают много разнообразных способов».

Вот какие «хитрости» придумывали славяне для того, чтобы победить врага.

 

Подводная засада

Большое вражеское войско шло на славян. Враги были сильны, многочисленны и хорошо вооружены. Они готовы были сразиться со славянами, но нигде не находили славянское войско.

И тогда решили враги послать разведку.

Отряд двигался бесшумно и осторожно— веточка не хрустнет. А чтобы случайно не звякнуло о броню оружие, воины обмотали его тряпками и шкурами. Подошли вражеские воины к реке, увидели на берегу много следов. «Наконец-то,— обрадовались они,— наверное, поблизости славянское войско!» Следы вели к реке и исчезали в воде. Посмотрели враги на реку — вода как вода, камышинки кое-где торчат. «Нет славян! Наверное, на тот берег переправились», — решили враги и повернули назад.

Обратно шли, не таясь и не остерегаясь. Тут-то на них и напали славянские воины.

Мало кому из врагов удалось уцелеть в этой стремительной сече. А те, кто спасся бегством, рассказывали потом, что славяне были мокрые с головы до ног. С тех пор враги не решались так смело подходить к реке. Поняли они, что славяне устроили им хитроумную «подводную засаду». Прятались славяне под водой, а дышали через полые камышинки.

 

Жужжащая конница

Другой раз произошёл совсем уж невероятный случай. Такой, что византийцы долго не могли о нём без стыда вспоминать.

В тот год, когда враги вновь пошли войной на славян, стояло жаркое, сухое лето.

И опять славяне не вступали с врагом в открытую битву, ушли от него в спасительные леса: «Попробуй найди нас!» Однажды усталый и разгорячённый погоней византийский отряд вырвался на опушку леса. Вражеским воинам, хотя они сняли тяжёлые доспехи и двигались налегке, было жарко. И вдруг в затаившейся лесной тишине послышался слитный монотонный гул, а в воздухе запахло дымом горелых гнилушек. Потом началось что-то удивительное и непонятное. Из лесного полумрака на ярко освещённую солнцем поляну вырвались полчища разъярённых... пчёл. И пока враги отбивали эту «пчелиную атаку», их уже по-настоящему атаковали славяне. С помощью обычных дымарей славянские бортники направили пчелиные армии из ульев прямо на врага. Говорят, в тот день «жужжащая конница» на славу поработала и в поле, летая от цветка к цветку, — ведь до этого пчёл держали голодными, чтобы злей были!

 

Чудо-корабли

Прошли годы, настало время самим славянам отправиться в долгий поход против своего извечного врага, нанести ответный удар коварному и сильному соседу — Византии. И тут, на чужой земле, славяне-русичи вновь показали себя опытными и изобретательными воинами. Вот что произошло.

...Около двух тысяч больших боевых челнов-однодеревок, выдолбленных из стволов огромных деревьев, привёл киевский князь Олег к Царьграду (так славяне называли Константинополь — столицу Византии). Вражеский город был осаждён со всех сторон. А вот с моря славяне не могли подойти к Царьграду. Византийцы перегородили вход в залив Золотой Рог, ведущий к городу, огромной железной цепью. Её протянули с одного берега на противоположный, от одной сторожевой башни к другой. Без атаки с моря нечего было и думать о взятии города. Тогда приказал князь Олег своим мастерам-умельцам приделать к кораблям колёса, чтобы в нужную минуту можно было толкать суда по сухой земле. Славянам это не и новинку: не раз свои челны через днепровские пороги перетаскивали.

Спокойно сидели византийцы за крепкими стенами Царьграда. А утром следующего дня вот что привелось им увидеть...

Сильный ветер-понтиец дует с моря. Как стая белых лебедей, толпятся у входа в бухту славянские боевые ладьи под парусами. Ветер всё сильнее надувает паруса. Славянские корабли подходят к берегу, вползают на песок, а затем вдруг начинают двигаться к городу. Мгновение — и вот уже они резво катят по земле.

Очень испугались византийцы: они решили, что сами боги на стороне славян. И сразу же запросили мира. «Не губи нашего города, — умоляли они князя Олега, — дадим тебе выкуп, какой потребуешь».

Славяне пожалели красивый город, не стали его разрушать. Византийцы заключили с ними вечный мир, обещали больше не ходить войной на русичей. А в знак своей победы над врагом князь Олег прибил на воротах Царьграда свой щит.