Ученику
Ищем ценностно-смысловые ориентиры
Если учитель мечтает стать мастером, он должен принять обет нескончаемого поиска, обретения, хранения и передачи знаний.
Следуем дорогой познания
Учитель и ученик, хранитель ценностей и их искатель, преодолевая пустыню первой отчуждённости, вступают в оазис взаимопонимания.
Труд отзовётся в учениках
Преподавание - это пробуждение образов, воплощённых в слове, на холсте, в самой природе. Именно образ помогает раскрыть способность к творчеству.

Величайший памятник литературы Древней Руси «Слово о полку Игореве» известен каждому, кто изучал его в школе.

Помним причины поражения князя Игоря, плач Ярославны, «золотой сон» Ярослава, нравственно-патриотическую идею «Слова». В неудачном походе участвовали родственники новгород-северского князя Игоря Святославича со своими дружинами: сын Владимир из Путивля, брат Всеволод из Курска, племянник Святослава Ольговича из Рыльска.

Авторство «Слова» так и не удалось установить. Учёные полагали, что автором мог быть участник похода, или приближённый князя, или книжник-монах. Это человек сопереживает своим героям, хорошо знает историю Русского государства, не может остаться безразличным к его судьбе и призывает извлечь уроки из печального опыта князя Игоря. Он лирик-поэт, чья манера не похожа на песни Бояна, он воин, восхищённый силой и азартом буй тура Всеволода и оплакивающий погибших, он стратег, осуждающий безрассудство князя Игоря и мечтающий о сильной власти на Руси, и патриот, воспевающий бескрайние просторы своей родины.

А может, он курянин, житель Курска из дружины Всеволода? Кому как не ему знать подробности их воспитания и воинской доблести? Именно Всеволодом он восхищается. А Всеволод называет курян опытными воинами.

Отрывок о курянах и плач Ярославны ученики по традиции читают наизусть. Но вариантов у них много. Это перевод с древнерусского языка Д.С. Лихачёва. Это переложения известных поэтов В. Жуковского, А. Майкова, К. Бальмонта, Н. Заболоцкого. И ещё Кейль Владимир из Оренбурга, и Валерий Темнухин со своей поэмой «Каяла».

Вот фрагменты. Сначала текст на древнерусском языке, а потом уже переводы и переложения. Любопытно их сравнить и выучить именно тот, что понравился больше всего.

«Комони ржуть за Сулою -

звенить слава въ Кыеве;

трубы трубять въ Новеграде -

стоять стязи въ Путивле!»

Игорь ждетъ мила брата Всеволода.

И рече ему буй туръ Всеволодъ:

«Одинъ братъ,

одинъ светъ светлый -

ты, Игорю!

оба есве Святъславличя!

Седлай, брате,

свои бръзыи комони,

а мои ти готови,

оседлани у Курьска напереди.

А мои ти куряни - сведоми къмети:

подъ трубами повити,

подъ шеломы възлелеяны,

конець копия въскръмлени;

пути имь ведоми,

яругы имь знаеми,

луци у нихъ напряжени,

тули отворени,

сабли изъстрени;

сами скачють, акы серыи влъци въ поле,

ищучи себе чти, а князю славе».

 

Д.С. Лихачёв

«Кони ржут за Сулóй –

звенит слава в Киеве;

трубы трубят в Новгороде –

стоят стяги в Путивле!»

Игорь ждёт милого брата Всеволода.

И сказал ему буй тур Всеволод:

«Один брат,

один свет светлый –

ты, Игорь!

Оба мы – Святославичи!

Седлай же, брат,

своих борзы′х коней,

а мои-то готовы,

оседланы у Курска ещё раньше.

А мои-то куряне – опытные воины:

под трубами повиты,

под шлемами взлелеяны,

с конца копья вскормлены,

пути им ведомы,

овраги им знаемы,

луки у них натянуты,

колчаны отворены;

сабли изóстрены;

сами скачут, как серые волки в поле,

ища себе чести, а князю славы».

 

В.Жуковский

Ржут кони за Сулою,
Звенит слава в Киеве,
Трубы трубят в Новеграде,
Стоят знамена в Путивле,
Игорь ждет милого брата Всеволода.
И рек ему буй-тур Всеволод:
„Один мне брат, один свет светлый ты, Игорь!
Оба мы Святославичи!
Седлай, брат, борзых коней своих,
А мои тебе готовы,
Оседланы перед Курском.

А куряне мои бодрые кмети,
Под трубами повиты,
Под шеломами взлелеяны,
Концем копья вскормлены,
Пути им все ведомы,
Овраги им знаемы,
Луки у них натянуты,
Тулы отворены,
Сабли отпущены,
Сами скачут, как серые волки в поле,
Ища себе чести, а князю славы“.

 

А. Майков

За Сулой-рекою да ржут кони,

Звон звенит во Киеве во стольном,

В Новеграде затрубили трубы;

Веют стяги красные в Путивле...

Поджидает Игорь мила брата;

А пришёл и Всеволод, и молвит;

«Игорь, брат, един ты свет мой светлый!

Святославли мы сыны, два брата!

Ты седлай коней своих ретивых,

А мои оседланы уж в Курске!

И мои куряне ль не смышлены!

- Повиты под бранною трубою,

Повзросли под шлемом и кольчугой.

Со конца копья они вскормлены!

Все пути им сведомы, овраги!

Луки туги, тулы отворены,

Остры сабли крепко отточены,

Сами скачут, словно волки в поле,

Алчут чести, а для князя славы!..»

 

К. Бальмонт

«Ржут, мол, кони за Сулою, слава в Киеве как звоны,
Трубы трубят в Новеграде, стяги вьются над Путивлем», –
Брата Всеволода Игорь, мила брата ожидает.

Молвит Всеволод до брата, говорит Буй-Тур могучий:
«Свет один ты, светлый Игорь, Святославичи мы оба,
Брат один ты, светлый Игорь, так седлай коней ты борзых,
А мои готовы кони, уж оседланы у Курска,
А мои куряне знают, как быть витязями в битве,
Все под трубами повиты, всяк взлелеян под шеломом
И концом копья воскормлен, свистом ветра был баюкан,
Все им ведомы дороги, все им знаемы яруги,
Уж натянуты их луки, много стрел, колчан отворен,
Уж наточены их сабли, сами скачут серым волком,
Ищут чести в поле бранном для себя, а князю — славы!»

 

Н. Заболоцкий

«За Сулою кони ржут,
Слава в Киеве звенит,
В Новеграде трубы громкие трубят,
Во Путивле стяги бранные стоят!»

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1
Игорь-князь с могучею дружиной
Мила брата Всеволода ждет.
Молвит буй-тур Всеволод: «Единый
Ты мне брат, мой Игорь, и оплот!
Дети Святослава мы с тобою,
Так седлай же борзых коней, брат!
А мои давно готовы к бою,
Возле Курска под седлом стоят».

2
А куряне славные –
Витязи исправные:
Родились под трубами,
Росли под шеломами,
Выросли как воины,
С конца копья вскормлены.
Все пути им ведомы,
Все яруги знаемы,
Луки их натянуты,
Колчаны отворены,
Сабли их наточены,
Шеломы позолочены.
Сами скачут по полю волками
И, всегда готовые к борьбе,
Добывают острыми мечами
Князю – славы, почестей – себе!

 

Кейль Владимир

«Кони ржали за Сулой.
           Стяги ставили в Путивле.
           Киев славит свой покой.
           Трубы в Новгород трубили...»

Игорь брата милого ждёт.
И сказал буй-тур Всеволод храбрый ему:
«Один брат, один свет мне надежду даёт,
Свет ты сердцу один моему!

Святославичи, Игорь, мы оба!
Так седлай ты уже поскорей,
Брат единственный мой и тревога,
Своих быстрых и резвых коней.

А мои-то уже у Курска,
А мои-то давно уж стоят –
Будет поле любое им узко
И пути все уж ведомы, брат.

     А куряне вольные –
     Мужики достойные,
     Рождены со славой,
     Вскормлены с копья.
     С саблями и с луками
     Шлемами баюканы –
     Смерть сочтя забавой,
     Выросли в мужья.
     Им пути все ведомы.
     Князю они преданы.
     Скачут, волки серые,
     Ратники умелые –
     Ищут, други бравые,
     Честь себе,
          а князю – славы».

 

Валерий Темнухин из поэмы «Каяла»

«В пограничье вражьем, за рекой,
Кони ржут. А Киев не встревожен.

Перед Степью что ли трепетать?
Даже бить тревогу не пристало!
Русскую отчаянную рать
На века победа увенчала!

В Новгороде-Северском  – трубят,
И в Путивле грозно встали стяги,
А враги застыли, пряча взгляд,
Слыша голос воинской отваги!

Захотим – не сделают и шагу,
Поражений вспомнят передрягу!

Широко разносится вдали
Слава гордой Северской земли!»

            *****
И, внимая сказанному слову,
Выступили верные войска:
Плещут стяги у реки Оскола,
Ходят кони по её пескам…

«Утомляя, день за днём идёт,
Мысли смутные текут неумолимо…
И кого с собою взять в поход?
Не тебя ли, брат неустрашимый?

Всеволод! Ты удалью своей,
Мощью тела, ясной головою
Высоко стоишь среди князей…
С кем же мне идти, как не с тобою?

Ты в бою несёшься напрямик,
Словно дикий разъярённый бык;

Сокрушает рать наверняка
Воина упорная рука.

Для степей ты – грозный богатур,
А для русских – Всеволод Буй Тур!

…Нелегка военная дорога,
Всюду смерть коварная близка…
Укрепить хотя б твоей подмогой
Храбрые, но малые войска!» –
Так, иного дела сторонясь,
Часто размышляет Игорь-князь,

И, считая дни наперечёт,
Каждый час из Курска брата ждет.

Всеволод – в кольчуге крепкой грудь –
С радостью пришёл к родному брату:
«Игорь! Я с тобою! В этом суть!
Не делить нам общую награду:

Оба – Святославичи мы. В путь!
Ни к чему нам киснуть без движенья!
Степняков разгоним как-нибудь
Конницей дружин и ополченьем.

В лютой сече чести не уроним!
Так седлай коней, садись верхом!
А мои стремительные кони
Прямо с Курска ходят под седлом!

Налетим на степь стальным дождём!
Все готовы к битве. Бьют копыта.
Всяк курянин для войны рожден,
Для боёв обучен и воспитан.

Тайные и явные пути
Ведомы ему не понаслышке:
Где угодно может он пройти
Через степи, быстро и неслышно.

А в числе бойцов –
Много ль толку?
Взять моих молодцов –
Всё наизготовку!

Посмотри-ка, Игорь, на моих курян:
Тетива натянута, отворён колчан,
Лезвие отточено сабли удалой;
Словно волки во поле, ждут кровавый бой!

И повсюду – близко ли, далече –
Вперекор изменчивой судьбе
Добывают дружно в жаркой сече
Славу – князю, чтоб сияла вечно,
Ратные отличия – себе!

Поразят врага стрелы меткие
И в честном бою, и в разведке ли;

Сабли острые разгуляются:
Будут напрочь бить – не сломаются!

Так отбросим пустые сомнения!
Не нужны нам ещё подкрепления!»

Идиллия петербургского детства

Бытует выражение «все мы родом из детства». Подразумевается, что именно в детстве формируется характер человека.

Разноликий Малевич

Мир художника, как поэта или прозаика, неповторим и узнаваем. Однако...

Два весенних диктанта для 5 класса

Когда в 5-ом классе изучен раздел «Синтаксис и пунктуация», можно с разным интервалом написать два диктанта с грамматическим заданием.

Два академика

В 1911 году знаменитый геолог и путешественник профессор Владимир Афанасьевич Обручев прочитал в Томском технологическом институте публичную лекцию о своей экспедиции в горную страну Джунгарию.

Сказочник Евгений Шварц

Евгений Львович Шварц (1896—1958) вырос в современном городе, а сказка пришла к нему из книг и театра.

О книгособирательстве

Трудно представить себе человека, у которого в доме не было бы полки с книгами, который не любил бы покупать новые книги, собирать их. Человека, который не хотел бы иметь свою домашнюю библиотеку.