Обо всём
ЗДРАВСТВУЙ, ЛЕТО!
Можно хорошо отдохнуть, провести время с пользой...

Садко

Изучая былины, мы знакомимся с героями киевского и новгородского цикла.

Если говорить о самых известных богатырях, то многие сразу назовут батюшку Илью Муромца, главного среди своих сотоварищей Добрыни и Алёши.

А вот о Садко трудно сказать, что он богатырь. Музыкант-гусляр, ставший купцом, и всё этим сказано! Сказано, да не всё...

Писатель Александр Торопцев, размышляя о загадках Садко, приходит к выводу, что такой человек жил в X веке в Новогороде и построил на бывшем святилище Перуна одну из первых в Древней Руси православных церквей...

 

А. Торопцев

Загадки Садко

Жил Садко в славном городе Новгороде, что построили люди на берегу реки Волхов, вытекающей из могучего Ильмень-озера. Уже в IX—X веках город был велик и богат. Разный люд обитал здесь: мастера на все руки и купцы, рыболовы и охотники, дружинники и князья. Садко, хоть и бедный был, да известный всему городу, потому что играл он «в гуселки яровчаты», и любили его за это, звали то в один, то в другой дом «на почестен пир».

Да вдруг один раз его не пригласили «на почестен пир», другой раз, третий. Загрустил гусляр, отправился к Ильмень-озеру, сел на «бел-горюч камень», тронул весёлые струны гуселок, и легче стало на душе.

Не зовёте меня, вам же и хуже, а я здесь веселиться буду и радоваться!

Хорошо играл Садко «в гуселки яровчаты»! Сам повеселел, мир вокруг развеселил. Ветерок побежал по волнам прибрежной густой травы, «в озере вода заколыбалася», и оттуда, из-под воды, сам царь морской голову косматую высунул. Страшен на вид был повелитель подводного царства. Вышел на берег, приплясывая под музыку, и сказал булькающим говорком:

— Повеселил ты меня, старика! И быть тебе за это богатым!

Садко и рад бы разбогатеть, да как это сделать, если даже на «почестей пир» его не пригласили в который уж раз! Царь морской, однако, слов на воду не бросал.

— Ступай,— сказал он,— в Новгород и сделай всё, как я тебе говорю.

Выслушал гусляр подводного лохмача-повелителя и пошёл домой: невесёлый-негрустный. В Новгороде разбогатеть мечтали все, но вдруг обманул его морской царь?! Страшно Садко. Не хочется свою головушку закладывать, но и отступать он не привык.

На следующий день позвали Садко на пир. Веселил он купцов на славу, а под вечер сказал им громко, что есть в Ильмень-озере рыба с золотыми перьями.

— Не бывает таких рыб! — закричали захмелевшие купцы.

— Сам видел! — не сдавался Садко.— И место могу показать, где их поймать можно.

— Не бывает! Не бывает! — галдели купцы.

— Бьёмся об заклад великий! — предложил тогда гусляр.— Я заложу буйну голову свою, а вы — товара красного за каждую рыбку по лавке.

Ударили спорщики по рукам, пошли рыбку с золотыми перьями ловить. Закинули они шёлковый невод в Ильмень-озеро, вытащили тоньку на берег, глянь, а там рыбка бьётся — золотые перья! Обрадовался Садко: не обманул его морской царь лохматый. А купцы ещё два раза невод закидывали в Ильмень-озеро, и ещё две рыбки чудесные поймали они. Пришлось им три лавки товара красного отдать Садко.

Разбогател он, знатным купцом стал, и, как часто бывает в подобных случаях с быстро разбогатевшими по чьей-то доброй воле людьми, забыл гусляр про своего благодетеля, морского царя. А тот, хоть и волшебный был царь, но очень обидчивый. Подкараулил он однажды Садко с богатым караваном кораблей в синем море, расшевелил волны тяжёлые и стал топить корабли с товаром.

Решил Садко задобрить его, кинул в море бочку с серебром. Но ещё сильнее ветер завыл, волны грозные «всколыбались». Пришлось бочку с золотом кинуть морскому царю. Только и этого оказалось мало — ещё пуще волны разбушевались. Понял Садко, что обидчивый царь морской требует человеческой жертвы, бросил по обычаю тех времён жребий — пал жребий на самого Садко. Что оставалось делать? Написал Садко завещание, взял в руки гуселки свои яровчаты, лёг на дубовую доску. Быстро уплыли вперёд корабли, купец, качаясь на крутых волнах, почему-то заснул и очутился на самом дне в палатах белокаменных царя морского обидчивого.

Но... Где же загадки, тайны? Про то, как Садко из подводного плена вырвался, можно и в «Новгородских былинах» прочитать. И то верно. Пора переходить к тайнам.

Вот первая из них.

Жил ли был на самом деле в Новгороде купец Садко или это всё выдумка, сказка?

В Новгородской летописи говорится о том, что в 1167 году «заложил Садко Сытиниц церковь камяну святую мученику Бориса и Глеба при князи Святославе Ростиславовици...» Уж не былинный ли то был купец? Но ведь в былине говорится, что Садко «состроил церкву соборную Миколы Можайскому», который помог ему вырваться из пучины морской, а не святым Борису и Глебу, и что церковь-то построена была деревянная, обыкновенная. Значит, это не тот Садко? Может быть, и не тот.

Не так давно учёные провели в окрестностях Новгорода раскопки на месте бывшего святилища Перуна, языческого божества. Здесь были обнаружены остатки деревянного здания, построенного сразу после того, как в Новгороде дружина князя Владимира Святославовича низвергла языческого Перуна. Значит, какой-то Садко мог жить ещё и в X веке!

— Да не жил он нигде и никогда — это же сказка, а в сказках всё выдумано, — может возразить любитель волшебных сказок, но мы его, в свою очередь, тоже можем спросить: «А кем выдумано?» — и перейдём к следующей загадке былины о Садко.

Разве мы знаем наверняка, кто впервые на земном шаре придумал сюжет о человеке, очутившемся в подводном царстве? Подобные сюжеты есть и в индийской поэме «Гариванса», и во фракийских мифах об Орфее. Но если это так, то не индийский ли сюжет (а ему от роду около 5 тысяч лет!) взяли за образец мифотворцы Фракии, а затем и сказители былин Новгорода?

— А зачем это нужно знать? — опять может спросить читатель-сказочник. Разве сказки, былины, легенды не прекрасны сами по себе? Да, прекрасны! И можно читать их и радоваться. Но можно ещё и подумать. Разгадав, например, только эти две загадки Садко, человек узнает не только о том, как жили люди в славном городе Новгороде тысячу лет назад и раньше, но и многое другое из жизни всей планеты, потому что ни одно государство, ни один город, ни одно поселение не существовали сами по себе.

Многое забывалось людьми по самым разным причинам. Бывшие друзья становились врагами, вспоминать о них не хотелось, из памяти ускользало действительно очень многое, но доброе всё-таки оставалось! А самое доброе в любом народе — это сказка, былина, легенда. Вспомним, например, самую что ни на есть русскую сказку «Царевна-лягушка». Точно такой сюжет есть в индийской книге «Великая Махабхарата», которую стали записывать индусы в начале I тысячелетия до нашей эры — до этого они передавали её из уст в уста долгие века. Но каким образом два великих народа могли сочинить одну и ту же сказку? А может быть, её сочинили люди, более древние, чем индусы и русские? Да, много загадок в любой народной сказке...

Та же былина о Садко может поведать (если разгадать все её тайны) о человеке, который построил на бывшем святилище Перуна одну из первых в Древней Руси православных церквей. А судьба строителя этого храма может подсказать решение другой трудной «русской задачи»: почему вчера ещё яростные язычники, русские люди, сначала приняли культ Перуна под давлением князя Владимира, а затем с плачем и воем расстались с ним, приняли — вместе с тем же князем Владимиром — православную веру?..

Литература

Сайт писателя Александра Торопцева http://аторопцев.рф/