Мифы

Рыбачьи секреты

Какие секреты есть у рыболовов? Тихо! Всех рыб распугаете! Это первый секрет. А вот про остальные вы узнаете, если прочитаете рассказ писателя Александра Валевского.

Александр Александрович Валевский (1904-1973) ― ленинградский писатель. Его биография ещё ждёт своего будущего исследователя. Фактов о писателе известно до обидного мало.

Удалось выяснить, что он учился в реальном училище, с четырнадцати лет воевал в Красной Армии: служил ординарцем при штабе пехотного полка, развозил депеши командования по частям, сражался на Псковщине, под Нарвой. Собирался даже написать повесть о своей военной юности.

После войны Александр закончил театральное училище и работал актёром в ленинградских театрах, но увлечение литературой привело его в редакцию газеты, где он печатал рассказы, пьесы, фельетоны. Написал несколько повестей для детей и подростков. Его герои не боятся трудностей, преодолевают препятствия, придумывают интересные дела, помогают тем, кто нуждается в помощи и поддержке, умеют дружить и трудиться.

Предлагаем познакомиться с рассказом про трёх приятелей-мальчишек, которые страсть как любили рыбачить. Впервые рассказ был напечатан в журнале «Искорка», а затем вошёл в книгу «Тайны посёлка Званцево».

Если дочитаете рассказ до конца, то узнаете, какой секрет изобрели ребята, чтобы всегда быть с уловом.

 

Александр Валевский

Секрет изобретателя

Жили-были на даче в посёлке Толмачёво три друга: Пашка, Виктор и Гошка. Ребята разные, несходные по характеру, однако ничего — дружили.

Пашка был заводилой всех игр и развлечений. Парнишка бедовый, увлекающийся и беспокойный. Минуты на месте не усидит и ребят за собой тянет: то в дальний поход на поиски каких-то только ему известных глиняных пещер, то на футбольное поле, а случалось, и в чужой сад, на промысел за малиной да крыжовником.

Виктор, наоборот, отличался малоподвижностью. Паренёк был с ленцой, тяжёл на подъём и маленько трусоват.

Что касается третьего друга — Гошки, то его иначе и не звали с некоторых пор, как «хитрый Ёжик». Во-первых потому, что у него всегда волосы коротко острижены — ёжиком, а во-вторых, за хитрость. Вот о ней-то и пойдёт рассказ…

Места под Лугой очень красивые. Леса кругом. А главное — река. Она здесь глубока, судоходна, и рыба в ней всякая водится.

Ребята, разумеется, любили порыбачить. Да только какая рыбалка без лодки — несерьёзное дело!

Вот Пашка однажды и говорит:

— Что мы, как дошкольники, всё с берега уклейку ловим! Курам на смех! Неинтересно же! Достать бы какой ни на есть дрянной челночишко и айда спозаранку на рассвете… А? Вот здорово!

— Здорово-то здорово, — замечает нехотя Виктор, позёвывая от скуки и болтая в воде босыми ногами. — А только челнока нам никто не даст и шлюпку на лодочной станции без паспорта не получишь.

— Ого! Сказал! — уже горячится Пашка. — Я достану. У сторожа пристани, дяди Коли, возьму. Он даст. Идём сейчас просить. Айда!

Виктор знает, что спорить с Пашкой, если ему в голову что взбрело, бесполезно: всё равно не отстанет. Поэтому он молча сматывает леску и выходит на берег. А Гошка — ни с места, словно и не слышит. Щурится от сверкающих в воде солнечных бликов и на поплавок поглядывает…

— Брось, Ёжик, давай! — торопит его Пашка.

— Я не поеду на лодке, — говорит Гошка. — Мне мама запрещает ездить без взрослых.

— А ну тебя! — пренебрежительно плюёт Пашка. — То папа, то мама! Ну и сиди тут, дергай колюшек. А мы с Витькой плотвы, окуней наловим. Смотри, тебе ничего не дадим, слышишь?..

— И не надо! Я больше вас наловлю, если захочу.

— Где это? Не на рынке ли? — спрашивает насмешливо Пашка.

Он уже готов поиздеваться над другом, но, узнав, что Гошка собирается ловить рыбу с плота да с гонок, просто молча усмехается. «А что с ним говорить! Чудак этот Гошка! Будто он не видит, что с плота и с гонок ребята купаются, женщины целый день бельё полощут».

Но Гошку его усмешка не смущает.

— Я, — говорит, — вечером буду ловить на закате. Я секрет один знаю — хочу попробовать…

Друзья и слушать не стали. Отправились на пристань. Вскоре подъезжают в челноке к тому месту, где оставили друга. Смотрят, а Гошка на берегу камни да коряги приподымает — червей ищет.

Помахали ему ребята руками: дескать, счастливо оставаться! — и отбыли на рыбалку.

Вернулись к обеду усталые, но довольные успехом: двух окуней поймали и трёх крупных плотичек. Хвастаются уловом да спрашивают с насмешкой:

— А у тебя, Ёжик, как дела?

— Я не сразу… — отвечает, ни чуточки не смущаясь, Гошка. — Мне подготовка нужна, дня три-четыре, а потом я целое ведро наловлю.

— Ну ладно! — смеется Пашка. — Это ты своей бабушке рассказывай!

Тут он с Виктором пошептался насчёт того, как бы проучить Ежа-хвастуна, и говорит Гошке:

— Вот что, друг Ёжик: давай устроим спор-соревнование. Кто за пять дней больше рыбы наловит, тот выиграл и имеет право требовать от проигравшего что хочет. Идёт?

— Ишь какие! Мало ли чего вы потребуете!

— А уж это наше дело. Ну что, струхнул, хвастунишка?

Гошка в раздумье посопел носом, сосредоточенно потёр рукой ежик рыжеватых волос и говорит:

— Ладно! Согласен!

На другой день Пашка и Виктор ещё семь окуней поймали. Приходят на дачу и кричат в два голоса:

— Где тут Ёж-хвастун? Подать его сюда!

А Гошка тем временем на огороде червей копает.

— Вот погляди! — горланят наперебой рыболовы-удачники. — Семь штук! Один другого лучше. Со вчерашним уловом будет 12:0 в нашу пользу.

— Это ничего, — отвечает им Гошка, — у меня ещё три дня в запасе. Я вас обойду на финише!

— Действуй, действуй! — смеются ребята. — А то не догонишь!

Подошли четвёртые сутки. Встали Пашка с Виктором часов в шесть утра, чтобы пораньше на рыбалку выехать, смотрят, а Гошки на даче нет. Заглянули в окно его комнаты — пусто, и постели прибраны. А Гошкина мать на кухне посуду моет. Спрашивают:

— Куда Гошка делся?

— Тут, — говорит она, — был всё время, удочки налаживал…

Сунулись ребята в чулан за своими рыболовными снастями, видят: Гошкиных удочек нет на месте, и сачка с ведерком тоже нет. Ну, они бегом на пристань за челноком. Вот бегут они по берегу вдоль плотов да барок, смотрят, а Гошка на старых гонках с удочкой стоит да рыбу за рыбой из воды таскает. Не успевает забрасывать — вот до чего силён у него клёв.

Разобрало ребят удивление и любопытство до крайности. Спешат к Гошке. А он увидел их и шипит, словно змея:

— Тсс! Псс! Братцы-товарищи, давайте-ка отворот-поворот от моих ворот. Дуйте на своём челноке подальше. У меня тут клёв идёт полным ходом. Не мешайте!

Пашка не выдержал:

— Брось ты, Ёж, задаваться! Покажи хоть чего ловишь, не лягушек ли?

— Глядите, не жалко, — отвечает Гошка. — Да только поскорей… — А сам уже нового окуня из воды тянет.

Глянули ребята в Гошкино ведёрко, а там штук двадцать рыб плещется.

«Что за наваждение такое? — думает Пашка. — На стаю напал, что ли…»

А Виктор открыл рот от удивления и смотрит на Гошку, как на фокусника.

Гошка тем временем ещё окуня вытащил, граммов на двести, не меньше. Кинул его небрежно в ведёрко и говорит:

— Ну, братцы, посмотрели и хватит! Катитесь! Подождите меня на даче, я через часик приду.

Поплелись Пашка с Виктором домой и про рыбалку свою забыли. Идут, недоумевают: «Что-то происходит непонятное!..»

С большим нетерпением они ждали Гошку. Даже позавтракали кое-как, наспех. Наконец является Гошка.

— Ну, — говорит, — сколько было в вашу пользу — 12:0? Так, что ли? Посмотрим теперь сколько у меня…

Опрокинул ведёрко на траву. Честное пионерское: куча рыбы! Сосчитали: двадцать четыре окуня.

Стоят Пашка с Виктором поражённые, глазам своим не верят. А Гошка поглядывает на них с хитроватой усмешкой да свой рыжий ёжик небрежно поглаживает:

— Вот уха так уха! На всех жильцов дачи хватит!

А сам от удовольствия таким ярким румянцем заливается, что даже веснушек не видать.

— Как же это ты, а? — спрашивает Пашка, не в силах скрыть зависть. — Скажи!

— Если сдаётесь, скажу, — говорит Гошка серьезно. — Полная капитуляция… И чтоб хвастуном больше не звали. Согласны?

Добродушный и покладистый Виктор уже готов согласиться, но Пашка предупредительно дёргает его за рукав и говорит сердито:

— Не хочешь — не рассказывай… Пожалуйста! А я не привык без боя сдаваться. Подумаешь тоже, на клёв попал случайно! Посмотрим, что завтра будет. Айда, Витька, за челноком! Мы ещё сегодня не удили.

Только рыбачить они не пошли, а выйдя на улицу, стали шептаться-сговариваться, как выведать Гошкин секрет. Решили установить наблюдение.

Как раз вскоре мать Гошку за хлебом на станцию послала. Они — шасть в чулан, давай удочки его осматривать. Видят: лески как лески, крючки как крючки. Всё обыкновенное. Однако вот странное дело — зачем Гошке столько червей понадобилось? На полу три больших консервных банки полны червей.

Вечером два друга взяли книжки и легли в саду на травку. Лежат — будто читают, а сами тайное наблюдение ведут. Отсюда и комната Гошки видна, и чулан, и калитка на улицу. Только стало солнышко садиться, видят, Гошка в чулан пошёл. Выходит, а под мышкой две банки с червями. Оглянулся — не видят ли ребята. А те носы в книжки уткнули, будто чтением увлеклись. Как только за Гошкой калитка закрылась, Пашка и говорит:

— Спокойно! Сейчас мы узнаем, куда он пошёл. Лежи тут как ни в чём не бывало, а я мигом на веранду слетаю — бинокль возьму.

Захватил он бинокль, и два друга помчались что было духу по задворкам через огороды на другую улицу. Там косогор был высокий. Влезли на самую макушку. Отсюда все окрестности видны, и берег, и дальние гонки на реке. Стали по очереди в бинокль смотреть. Вскоре нашли Гошку. На гонки идёт. Прошёл на самый край в глубину реки и давай из банки в воду червей разбрасывать. Сыплет горстями, словно кур кормит.

Выхватывают ребята друг у друга бинокль — смотрят, дивятся, да только ничего понять не могут.

А наутро Гошка опять полведра рыбы принёс.

Тут уж пришлось сдаться — ничего не поделаешь. За таким чемпионом не угонишься.

Открыл им Гошка свой секрет немудрёный. Рыбу-то, оказывается, он с вечера подкармливал. Ну и приучил её в одно место собираться. Вот какое дело!

За проигранный спор потребовал «хитрый Ёж» арбуз купить по его выбору.

Долго Пашка с Виктором торговались — хотели порцией эскимо отделаться, но Гошка был твёрд. Повздыхали ребята, сложились и купили «хитрому Ежу» — рыболову огромный арбуз.

Гошка был великодушен. Пригласил на угощение. Самые лучшие и большие куски друзьям своим нарезал — не скупился.

 

С. Погореловский

Рыболовы рапотруют

Ну, ребята-рыболовы,

Рапортуйте, —

Ваше слово!

— Мы проснулись до рассвета.

Тихо...

Мышь скребётся где-то.

Петухи вдали пропели.

Тянет сыростью в окошко.

Хорошо, тепло в постели...

Эх, поспать ещё немножко!..

Но вскочили мы скорей —

И во двор из дома.

Мы умылись во дворе:

Где вы, сон и дрёма?!

И пока другим в постели

Потянуться было лень.

Мы на озере смотрели,

Как рождался новый день,

Как туманы-великаны

Подымались на курганы,

Как стеною встали там, —

Не пускали солнце к нам.

Мы увидели:

Над ними

Небо заревом зажглось.

Солнце копьями своими

Пробивало их насквозь.

Окровавлены,

Багряны,

Отступили великаны.

Вышло солнце на простор.

Грянул песню птичий хор.

Вот как было!..

Ну, да, впрочем,

Не об этом разговор.

Рапорт будет впереди.

С чашкой-ложкой подходи!

Вот он, рапорт наш какой:

Называется ухой.

— Как, ребята, неплохой он?..

Очень даже неплохой!