Top.Mail.Ru
Самый первый журнал для детей
Круг чтения

 

Прадедушкой советских журналов «Пионер», «Костёр», «Искорка» можно считать «Детское чтение для сердца и разума».

Так назывался самый первый русский детский журнал, который выходил с 1785 по 1789 год — примерно двести тридцать лет назад. Каждую неделю появлялся «лист» журнала, включавший 16 страниц. Номер издавался один раз в квартал, а потом номера объединялись в книжки. За пять лет вышло 20 таких книг. Это было бесплатное приложение к газете «Московские ведомости». Журнал пользовался популярностью, дважды переиздавался в 1799—1804 и 1819 годах.

В журнале публиковались занимательные приключения, басни, загадки, советы, шутки, пьесы, сказки, стихи, познавательные и поучительные истории и рассказы о природе, о жизни великих людей, окружающем мире, переводы, исторические очерки Н. М. Карамзина, произведения писателей того времени.

Вид у журнала неприметный, картинок нет, старинных букв полным-полно… Но обращение издателя к юным читателям поражает: «Любезные дети!»

Так обращались люди, издававшие этот журнал: «Может быть, захочется вам, любезные дети, узнать издателей сих листов. Имён наших знать нет вам нужды...» Из скромности они не называли своих имён. Но мы постараемся их узнать!

С портрета на нас смотрит человек в напудренном парике и камзоле, какие носили в годы царствования Екатерины II, с умным, добрым, но строгим лицом. Он известен своими заслугами в развитии книгопечатания.

Это один из культурнейших и честнейших людей своего времени — Николай Иванович Новиков (1744 – 1818) — писатель, редактор и издатель множества журналов и книг, один из самых просвещенных людей второй половины XVIII века. Читающая Россия уважала его не только за ум, но и за смелость. Он издавал сатирические журналы «Трутень», «Пустомеля», «Живописец», в которых высмеивал невежественных помещиков, придворных бездельников и дворянских щеголей. Эпиграфом к «Трутню» послужила яркая фраза: «Они работают, а вы их труд едите».

Много полезных отечеству дел совершил Николай Иванович, но царица заслуг его не ценила и питала ненависть. Государыня не могла забыть дерзостные слова, которые были напечатаны в журнале «Трутень». Чтобы его основать, Новиков получил разрешение у императрицы. Как редактор он был во всём самостоятельным и не выполнял пожелания власти «обличать пороки, но не людей».

Журналы Новикова по велению императрица закрывались, однако изобретательный издатель находил всё новые возможности продолжать свою борьбу.

И в других журналах не раз приходилось ему с царицей спорить. А с царями разве спорят?

Николай Иванович Новиков считал, что одним из главных «неудобств в воспитании детей» было отсутствие в России детских книг: «в нашем отечестве... детям читать нечего. Они должны бывают такие читать книги, которые либо совсем для них непонятны, либо доставляют им такие сведения, которые им иметь ещё рано...».

И вот благодаря его трудам дети обрели свой, особенный журнал. В этом журнале дети впервые могли прочесть написанные специально для них короткие повести, веселые «разговоры», сказки и небольшие статьи, разъяснявшие законы природы.

Обращаясь к своим читателям, Новиков писал: «Всякому, кто любит своё Отечество, весьма прискорбно видеть многих из вас, которые лучше знают по-французски, нежели по-русски, которые, вместо того, чтобы... всасывать в себя любовь к Отечеству, всасывают, питают, возращают и укореняют в себе разные предубеждения против всего, что токмо отечественным называется». Дворянским детям Новиков старался внушить, что в будущем их главной заботой станет улучшение российских порядков.

«Детское чтение» издавалось в то время, когда власть помещиков над своими крепостными была неограниченной и крестьяне не считались людьми. И тем неожиданнее оказались рассказы об уважительном отношении к мужику.

В нескольких «листках» журнала печаталась «Переписка отца с сыном о деревенской жизни». Городской барчук не ценит крестьянского дела и однажды попадает в деревню к своему дяде. Здесь он с удивлением убеждается в том, что дворянский быт — результат труда крепостных. Он понимает свою бесполезность. В финале рассказа барчук решает остаться в деревне для того, чтобы работать вместе с крестьянами.

В «Детском чтении» не появилось ни одного произведения, учившего преданности монарху. Новиков хотел вырастить будущих «добрых граждан Отечества», а не раболепных слуг государей.

В рассказе «Крестьянское состояние» Николай Иванович объяснял, как важен и почётен труд крестьянина: «Кто презирает крестьянина, тот недостоин питаться хлебом». Только благородный и очень смелый человек мог написать такие слова тогда, когда крестьян продавали, как вещи, выменивали, проигрывали в карты.

Терпение царицы кончилось. Она запретила арендовать типографию, закрыла издательство.

В село Авдотьино, поместье Новикова, прибыл отряд гусар в красных мундирах. С саблями наголо устремились они к барскому дому и через минуту вывели Новикова — бледного, слабого, видимо, больного. Новикова посадили в кибитку, красный гусар хлестнул лошадей, и кибитка под жалобный плач и причитания всей деревни скрылась в облаке пыли.

По приказу императрицы Новиков — гордость России — был без суда заключён в Шлиссельбургскую крепость, где должен был провести согласно приговору суда целых 15 лет. По воле Екатерины всюду было объявлено, что Новиков— обманщик и бездельник.

Потом Екатерина умерла. И хотя Павел I освободил Новикова через 4 года, запрет на издательскую деятельность и участие в общественной жизни с него не был снят. Его имущество было продано, образовались долги. Удалось вернуть старое имение, в котором и окончил свои дни опальный издатель Николай Новиков.

Многие честные люди не верили гнусной клевете об издателе и просветителе. Они  читали смелые статьи журналов, учились по учебникам, изданным Новиковым. Клевета рассеялась, как дым, а дело, созданное Николаем Ивановичем Новиковым, продолжало приносить плоды и заслужило благодарность потомства.

{jcomments on}