Обо всём
ЗДРАВСТВУЙ, ЛЕТО!
Можно хорошо отдохнуть, провести время с пользой...

Чтобы отыскать ответы на поставленные вопросы, давайте внимательно прочитаем очерк Д. Белоусова «Щит на вратах Цареграда».

Жанр баллады прекрасно иллюстрируют произведения В.А. Жуковского, М.Ю. Лермонтова, но «Песнь о вещем Олеге» оставляет неизгладимый след в памяти юного читателя. И не только потому, что приходится учить большой фрагмент из баллады наизусть. Много вопросов у внимательного читателя!

Опыт медленного чтения, когда ставишь вопросы к тексту и ищешь ответы, выручает и здесь. Как выглядит «цареградская броня»? Где находится этот самый Царьград? И как всё-таки будет правильно: Царьград или Цареград? 

Чтобы отыскать ответы на поставленные вопросы, давайте внимательно прочитаем очерк Д. Белоусова «Щит на вратах Цареграда».

 

Д. Белоусов

Щит на вратах Цареграда

 

Знакомая с детства тоненькая книжечка, на титульном листе: «Пушкин. "Песнь о вещем Олеге"».

Как ныне сбирается вещий Олег...

Конечно, я помнил это стихотворение, знал, какие строчки последуют сейчас, поэтому как живой встал перед глазами грозный воин в тяжёлых доспехах, восседающий на могучем коне. За ним движется дружина.

С дружиной своей,
В цареградской броне,
Князь по полю едет
На верном коне.

И тут какая-то неуверенность появилась у меня. А хорошо ли я знаю это произведение, всё ли в нём ясно? Что это за «цареградская броня»? В стихотворении об этом ни строчки.

Но прочитал дальше. Там речь о кудеснике, предсказавшем судьбу Олега. Внимательно читаю его слова и вижу не очень понятные строки. Волхв говорит: «Победой прославлено имя твоё: Твой шит на вратах Цареграда...»

Из учебника истории я помнил, что Олег совершил военный поход на Царьград (русское название Константинополя), а там в знак победы повесил свой щит на воротах. А ведь мне неизвестно ни зачем (Пушкин писал «Цареград», сейчас принято называть Царьград) он туда ходил, ни как воевал, не знаю и почему щит оказался на воротах.

Энциклопедия не дала полных ответов, а вопросы показались настолько интересны, что пришлось бежать в библиотеку и засесть там за летописи и данные археологических раскопок. Вот что я узнал...

За 33 года правления Олега, по свидетельству летописца, Русь окрепла, разгромила основных врагов и, расширив свои границы, стала могучим государством, а вооружённые силы славян заставляли соседей относиться к Руси с уважением. Но не в войнах богатела страна. Русичи торговали: мёд, воск, меха, лён — всё это шло в обмен на другие товары.

Русь богатела и стремилась торговать со всеми странами. Однако не все государства были в хороших отношениях с ней. Богатая и сильная Византия была обеспокоена ростом своего соседа. Греки не оставляли попыток хоть как-нибудь ослабить молодое, набиравшее силу, государство. Конфликт можно было разрешить только военной силой.

И вот, в 907 году русские выступают в поход.

В старинной летописи «Повесть временных лет» сказано: «...пошёл Олег на конях и ладьях: и было кораблей числом 2000». В каждой ладье по 40 воинов. Таким образом, в походе Олега участвовало окаю 80 тысяч человек — гигантское по тем временам войско.

Как же князь довёл столько людей до Царьграда?

Археологические раскопки свидетельствуют, что ладьи, на которых плавали славяне, выдалбливались из цельного ствола дерева, были легкими и удобными для прохождения мелких рек, остроносые с обеих сторон, чтобы можно было, не разворачиваясь, двигаться вперёд и назад. Но, оказывается, в поход на Царьград отправились наборные ладьи, то есть борта их набирались из досок, набитых ряд за рядом. На этих судах с высокими бортами и выпуклыми днищами можно было смело выйти в море.

Не сохранилось изображений князя, но можно примерно представить, как он выглядел. Уже пожилой: по некоторым источникам в 907 году ему было около 60 лет. Вот почему Пушкин писал: «И кудри их белы, как утренний снег».

Ещё, судя по летописи, у князя были длинные свисающие усы, густые брови. Фигура плотная, крепкая, даже под одеждой выступают налитые мускулы. Одет в длинную, до колен, рубаху, а на ней... Как у Пушкина? «Грозная броня», «цареградская броня».

Что говорят о том времени археологи? Оказывается, в IX—X веках основным защитным вооружением была кольчуга без каких-либо дополнительных металлических пластин, или, как её тогда называли,— броня. Сейчас уже известно, что кольчуги издавна делали на Руси, но во времена Пушкина этого не знали, и поэт под словами «цареградская броня» подразумевал защитное вооружение, сделанное на Востоке и в числе других товаров попавшее к Олегу.

Итак, поверх рубахи была надета длинная кольчуга, у князя, наверно, золочёная, с мелкими украшениями. На голове остроконечный узорчатый шлем, с него свисает бармица — небольшая кольчужка, защищающая затылок. А на плечах красный плащ, подбитый дорогим мехом. В руке длинное копьё, у пояса меч. Поскольку Олег плыл в ладье, его щит был навешен с наружной стороны борта. Примерно так же выглядели и остальные воины, только их вооружение ещё дополняли сулицы (копья для метания), луки и топоры. 

Вот впереди показалась столица Византии. Увидев разноцветные паруса приближающегося русского флота, греки перекрыли гавань цепью, а сами заперлись в городе. Мощные стены Царьграда ощетинились копьями, камни и стрелы, летящие вниз, встретили русичей.

Но не устрашил славян яростный отпор. «Вышел Олег на берег и начал воевать», повествует летопись. Гигантское войско с разноцветными щитами, в блестящих на солнце доспехах высыпало на берег, окружило прекрасный город и начало готовиться к осаде. Стали вязать штурмовые лестницы, натягивать луки, воины строились плотными рядами. Невольная дрожь пробирает защитников Царьграда от этой картины. Но летопись говорит, что город был взят, когда Олег велел поставить ладьи на колеса и поднять паруса. С попутным ветром двинулись они на Царьград. Где же, в каком месте то произошло? Взглянем на карту.

С одной стороны города мощные стены. Если подогнать туда ладьи, то толку от них будет мало. Другое дело со стороны гавани. Там укрепления гораздо слабее и, если на ладьях располагались какие-нибудь метательные орудия, а некоторые источники указывают на возможность этого, то, появившись там, они представляли бы большую угрозу. Именно поэтому вход в гавань со стороны моря преграждала цепь. Скорее всего Олег приказал перевезти ладьи через мыс, что и было сделано таким необычным способом.

Представьте себе ужас греков, ждавших штурма со стороны суши, когда они увидели, что на их самый слабый участок обороны движется армада кораблей, наверное, не менее тысячи! В каждой ладье грозные воины с копьями, торчащими из-за громадных щитов. Греки поняли, что им не устоять, побросали оружие и сдались на милость победителя. Олег взял с них большой выкуп «по 12 гривен на уключину» (конь стоил 2—3 гривны) и подписал очень выгодный для Руси мир, а затем повесил свой щит на главные ворота крепости. Об этом событии и говорит кудесник: «Твой щит на вратах Цареграда».

Интересно, как выглядел этот щит, где сделан и зачем его надо было вешать на ворота?

В Древней Руси щиты делали ремесленники, которых так и называли — щитники. В Новгороде есть Щитная улица, где они селились. Учитывая, что до своего прихода в Киев Олег княжил в Новгороде, можно предположить, что шит, сделанный в этом городе, и совершил столь далёкое путешествие.

Основа русского миндалевидного щита была сделана из дерева. Сверху он обтягивался кожей. В центре красовалась блестящая металлическая бляха, служившая для отражения прямых ударов. С внутренней стороны крепились ремни для руки; наверное, за них его и повесили. Именно повесили, а не прибили, как иногда считают. К такому выводу пришёл, узнав, что не один Олег, но и его воины вешали свои щиты на ворота. Если бы их прибивали, они были бы испорчены, а совершить обратный путь без них было бы небезопасно.

Обычно щиты были красными или украшались цветным орнаментом. Таким же был и тот, что повесил князь. Правда, до сих пор мне не совсем ясно, зачем он это сделал. Щит тогда являлся символом воинской доблести, чести. На нём воины-язычники клялись и присягали. Потеря его считалась позором. Очевидно, он сыграл примерно ту же роль, что сейчас знамя, водружаемое на взятом бастионе.

 

Литература

Белоусов Д. Щит на вратах Цареграда / Костёр. - 1985. - №7.