Главная

Иллюстрации к книге А. Погорельского

Разве интересна книжка без рисунков? Смешной вопрос! Конечно, читая книги, дети любят рассматривать картинки, особенно если они красочные и сопровождают каждый важный эпизод сюжета.

Об авторе книжки, о которой пойдёт речь, известно, что он философ, один из образованнейших людей своего времени, участник Отечественной войны 1812 года, философ, дядя будущего поэта и драматурга Алексея Константиновича Толстого и братьев Алексея и Владимира Жемчужниковых.

На обложке этой небольшой книжки автор обозначен под псевдонимом — Антоний Погорельский (1787–1836). Расшифровка такова: имя Антоний писатель позаимствовал у святого отшельника, ибо после отставки поселился в своём имении и вёл уединённый образ жизни, фамилия Погорельский придумана им от названия села Погорельцы, где он жил. Сказку «Чёрная курица, или Подземные жители» он сочинил для своего племянника Алёши Толстого не только чтобы преподнести подарок, но и преподать урок, ведь заменил ему отца и испытывал невероятные трудности в воспитании и обучении мальчика.

Алексей Алексеевич Перовский опубликовал сказочную повесть «Чёрная курица, или Подземные жители» в 1829 году, и с тех пор книга нисколько не устарела и продолжает жить дальше. Книгу часто переиздавали, ставили спектакли и инсценировки, делали мультфильмы, диафильмы и кинофильмы. И актёры, и режиссёры, и музыканты по-своему представляли историю о мальчике Алёше. Читателей, слушателей и зрителей эта история призывала присмотреться к себе и окружающим, учила сопереживать и сочувствовать, будоражила мысль и воображение.

Современным детям трудно читать книгу Погорельского, потому что в ней много устаревших слов, да и век другой, непросто представить быт и будни частного пансиона для мальчиков, живущих в Петербурге конца 1780-х годов. А вот сочетание текста и рисунков помогает ярче представить происходящие события в жизни девятилетнего Алёши.

Сначала книгу иллюстрировали три разных советских художника. Первые два издания были подготовлены московскими издательствами «Советская Россия» (1967 и 1987), «Детская литература» (1973) и оформлены художниками Никой Гольц и Виктором Пивоваровым. Затем появилась книга ленинградского издательства «Художник РСФСР» (1989), где рисунки выполнил знаменитый иллюстратор Алексей Дмитриевич Рейпольский. Даже из этих трёх книжек нелегко выбрать ту самую, которую можно посоветовать купить или подарить дошкольнику.

Считается, что в атмосферу Петербурга конца XVIII века лучше всего вводят рисунки Алексея Рейпольского. Можно детально рассматривать дом, двор, силуэты зданий на Васильевском острове, ведь книжка начинается с описания города и пансиона. Увидим мы и убранство комнат, и предметы ушедшего в прошлое быта.

Как выглядит главный герой? Давайте всмотримся в лицо Алёши. Каждый художник представил его по-своему, но везде присутствует авторское отношение: «мальчик умненький, миленький, учился хорошо, и все его любили и ласкали». В каждом изображении мы увидим маленького мечтателя и фантазёра, который даже круглые дырочки в заборе воспринимал так, будто их «какая-нибудь добрая волшебница нарочно для него провертела».

Но есть в повести и ещё один герой — это та самая курица, которую мальчик спас от ножа кухарки Трины. Интересно сравнить сделанные тремя художниками портреты Чернушки. У В. Пивоварова краски яркие, контрастные, слиты воедино образы министра и курицы. Да и все люди у него носят черты куриного племени. В тонких и трогательных рисунках Н. Гольц у Чернушки печальные глаза, изящный аристократический профиль. В акварелях А. Рейпольского передается решительность, тревога, отчаяние Чёрной курицы в разных ситуациях.

Первый приход Чернушки в спальню переводит нас из реальности в сказку и начинается так: «Ночь была месячная, и сквозь ставни, неплотно затворявшиеся, упадал в комнату бледный луч луны... Он взглянул на стоявшую подле него кровать, немного освещенную месячным сиянием, и заметил, что белая простыня, висящая почти до полу, легко шевелилась. Он пристальнее стал всматриваться... ему послышалось, как будто что-то под кроватью царапается, — и немного погодя показалось, что кто-то тихим голосом зовёт его...» Словосочетания «бледный луч луны», «месячное сияние» создают таинственность и быструю смену Алёшиных ощущений от страха и удивления до восхищения.

Раскрыв все три книжки на рисунках, изображающих появление Чернушки в спальне, мы увидим, что картинка А. Рейпольского многоцветна: бордовый отсвет свечных огоньков, зелёное покрывало, коричневая мебель в серо-голубой комнате. У В. Пивоварова эта иллюстрация чёрно-белая. Блики лунного света на полу, на постели, огонек свечей похож на одуванчики.

В рисунках Н. Гольц всё в голубом свете. Мы видим сбоку силуэт Алёши, а яркую фигуру курицы в центре — через несколько мгновений она поведёт мальчика в волшебную страну. Кажется, что здесь изображён не мальчик Алёша, а какая-то девочка. Что ж, ничего странного: таковы были причёски и одежда в 18 веке. 

Первое путешествие Алёши с Чернушкой очень важно. Здесь в первый раз звучит предупреждение о том, что может случиться, если хоть один разочек нарушишь данное обещание. Проходя через комнаты вслед за своим спутником, Алёша с трудом удерживается от желания рассмотреть фигуры на лежанке и подбежать к большому серому попугаю с красным хвостом. Но наконец ему удаётся дотронуться до серенькой кошечки, и Чернушка с беспокойством напоминает о разбуженных криком попугая рыцарях. Сражение курицы с ними так страшно действует на мальчика, что он падает в обморок, а приходит в себя только утром, обнаружив себя лежащим в своей постели.

Перед вторым путешествием Чернушка произносит укоризненную речь: «...Ты не мог не утерпеть, чтоб не попросить у кошки лапку. Кошка разбудила попугая, попугай старушек, старушки рыцарей — и я насилу с ними сладила!» Мальчик своим случайным действием вызвал целую цепь странно связанных между собою действий.

И вновь Алёша, пускаясь в путь, борется с соблазном пообщаться с забавными китайскими куколками и не может утерпеть, чтоб мимоходом им не поклониться. Но, помня данное Чёрной курице слово, он совладает со своим желанием и не нарушает покой сердитых рыцарей. Держать слово — дело благородное, но трудное.   

И вот Алёша в удивительном Подземном царстве. Неожиданное предложение короля исполнить любое желание, любое требование мальчика сбивает того с толку: «Алёша задумался и не знал, чего пожелать. Если б дали ему более времени, то он, может быть, и придумал что-нибудь хорошенькое; но так как ему казалось неучтивым заставить короля дожидаться, то он поспешил с ответом».  Ничего не мог он выдумать лучше, чем попросить у короля волшебную способность – уметь правильно отвечать на любом уроке даже без подготовки. И хоть королю не пришлась по душе такая идея, ведь она говорила о лености и нерадивости мальчика, он не стал ни в чём ему перечить. «Паж поднёс золотое блюдо, на котором лежало одно конопляное семечко».

Волшебство свершилось. Но как быстро и незаметно поселились после этого в душе Алёши лень, зазнайство, самоуверенность, лживость. Разве легко избавиться от пороков, когда они уже взяли над человеком верх? «Пороки обыкновенно входят в дверь, а выходят в щелочку, и потому если хочешь исправиться, то должен беспрестанно и строго смотреть за собою», — советует обеспокоенная Чернушка.

Каждая страница книги даёт простор дли разговора о волшебстве и реальности, о добрых и непростительных поступках. Нельзя оставить без внимания и философские размышлении автора. Вот, к примеру, разговор Алёши с министром в прекрасном и несколько странном саду.

«— Камни эти, — сказал министр, — у вас называются драгоценными. Это всё брильянты, яхонты, изумруды и аметисты.

— Ах, когда бы у нас этим усыпаны были дорожки! — вскричал Алёша.

— Тогда и у вас они так же были бы малоценны, как здесь, — отвечал министр».

Не всё то золото, что блестит! А полученное даром совсем не имеет никакой ценности! Есть и более драгоценные вещи на свете, хотя и блеска драгоценностей не имеют, и составляют они основу внутренней красоты любого человека, – это трудолюбие, добро, скромность, чувство долга, честность и требовательность к себе. 

Сказка прочитана, но её финал оставляет двоякое чувство. Вроде бы с Алёшей всё хорошо. Выздоровел после долгой болезни, и все словно забыли о том, как безобразно он вёл себя, как из честного, порядочного мальчика превратился в бездельника и эгоиста, неприятного своим товарищам. Но читатель не может избавиться от переживаний за жизнь министра волшебного мира Чернушки, закованного в кандалы, за судьбу подземных жителей, вынужденных искать себе новое пристанище из-за совершённого Алёшей предательства. Произошли вещи необратимые, и неясно, как же справится со своей виной повзрослевший мальчик...

Пройдёт какое-то время, и к книге А. Погорельского захочется вернуться снова. Благо теперь многие современные издательства «Речь», «Нигма», «Росмэн» переиздают сказку с оригинальными рисунками В. Пивоварова, «Амфора» и «Махаон» — с иллюстрациями А. Рейпольского и Н. Гольц (1925-2012) соответственно.

Сказка, оформленная художником Рейпольским, очень нарядная, красочная, в ней всё замечательно: обложка, форзац, заставки и небольшие медальоны внизу страниц с тестом. Не книжка, а праздник!

Критик А. Максимова называет «Чёрную курицу» петербургской сказкой, отмечая, что её «образная природа может существовать только в коротком свете петербургской зимы. Реальность лишена здесь приземлённости, а вымысел — гротеска; волшебное возникает на ускользающей грани действительного и воображаемого». Художнику удалось передать, как сказочное сплетается и вырастает из знакомого или известного. Рассматривая рисунки, узнаёшь характерные приметы времени в архитектуре, костюмах и мебели, и лица имеют портретную индивидуальность. Реалистичен образ зимнего города, точно описана подготовка к визиту начальника, а изображение фантастического мира настолько убедительно, словно речь идёт об очень известном предмете.

Как признавалась художница Ника Гольц, книга Погорельского была самой большой её гордостью: «Эту сказку не издавали в Советском Союзе после войны и тем более не иллюстрировали. Она была забыта. Я убедила издательство её напечатать. Так «Чёрная курица» получила вторую жизнь. Уже после её издавали с иллюстрациями многих других художников, но первая была моя!» Речь идёт об издании 1967 года, когда повесть Погорельского впервые вышла отдельной книгой.

Сборник литературных сказок («Проф-Издат», 1985), включающий и повесть «Чёрная курица», оформлял главный художник издательства «Детская литература» Борис Дехтерёв (1908–1993), многим известны его рисунки к сказкам Шарля Перро и А.С. Пушкина. Внимание к деталям, умение дать меткую характеристику персонажам и верно изобразить обстановку помогали художнику раскрыть сюжет, подчеркнуть в нём самое главное и передать авторский замысел как можно точно. Дехтерёвский стиль можно определить по сдержанным цветам и продуманной композиции. Пользуясь карандашом, акварелью или гуашью, художник в присущей лишь ему одному манере передаёт объём при помощи цвета и тени.

Оформление книги («Рипол Классик», «Планета»), выполненное Георгием Юдиным, почтительно серьёзное, рыцарски романтичное, эмоциональное, нисколько не скучное, даже если выполнено в монохромном тоне. Как художник познакомился с книгой Погорельского, как появилось драматургическое и цветовое решение её оформления, он сам рассказывает, вспоминая своё военное детство. 

«Грустно началось моё детство. 1943 год — середина страшной войны, дети почти не рождаются, но мои родители так любили друг друга, так верили в Победу, что назло Гитлеру явили меня миру. Прошло всего пять лет, когда мирно спящий Ашхабад за несколько минут был полностью уничтожен ужасным девятибалльным землетрясением. В ту ночь погибло 130 тысяч человек, в том числе мой отец и сестра. И только благодаря маме, которая меня, пятилетнего мальчика, закрыла собой от падающей крыши, я словно бы родился второй раз.

От пережитого я на целый год превратился в съёжившегося, неулыбающегося старичка. Засыпая в наспех сколоченной из чего попало времянке, я подолгу смотрел на висящую передо мной чудом уцелевшую наивную, как я сейчас понимаю, картину на стекле, на которой возле озерка стояли две берёзки, а над водой с кувшинками неслышно летели две утки. Я погружался в тот сказочный, добрый мир, в котором не содрогалась земля, не кричали задавленные люди, не носились по вздымающейся земле обезумевшие от ужаса убежавшие из зоопарка львы и жирафы, и тихо засыпал под стук капель, падающих с протекающего потолка в тазы, кастрюли и железные миски.

Это детское впечатление помогло мне впоследствии, когда я задумывал и долго работал над литографиями к своей любимой книге «Чёрная курица» Погорельского. Ведь и Алёша — герой этой книги, оставленный родителями в чужом, враждебном ему пансионе, чувствовал себя лишённым любви и заботы маленьким одиноким существом. Вот тогда-то и появилась в его жизни таинственная подземная страна, населённая удивительным, благородным, великодушным народом.

Отсюда и появилось драматургическое и цветовое решение оформления книги: всё, что происходит на земле, в пансионе — строго, неэмоционально, бесцветно. Но как только Алёша оказывается в сказке, мир оживает, становится радостным, цветным, наполняется звуком, запахом, фантастическими растениями, животными и живущими в гармонии с ними маленькими, добрыми человечками». (Г. Юдин, «Я сделал себя сам…»)

В последние несколько лет книга «Чёрная курица, или Подземные жители» выходила с иллюстрациями Сергея Набутовского («Махаон», 2007), Ирины и Владимира Пустоваловых («Книжный дом», 2008), Александры Бухникашвили («Московские учебники», 2010), Дмитрия Скляра («Принт-Сервис», «Mikko», 2010), Дмитрия Швецова («Флер», «Улыбка», 2012), Максима Митрофанова («Эксмо», 2014). И это, безусловно, не весь список иллюстраторов.

Художница Александра Бухникашвили для каждой страницы нашла индивидуальное цветовое решение, вплела текст в свои иллюстрации, окружая его со всех сторон, достраивая композицию, страницы тонированы и по полям ажурные рисунки. Она создала атмосферу чего-то мрачного, готического, хотя нет-нет, да и встретятся смешные ракушечные завитушки и фантастические цвета в сказочных чертогах Подземного мира. Сами персонажи выглядят как-то немного не так: Чернушка скорее похожа на гнома, чем на курицу, и Алёша отчего-то всегда с хитрецой улыбается, сразу видно, что шалун и проказник. На обложке книги чёрную курицу не узнать — то ли павлин, то ли грифон какой-то необыкновенный.

Стиль Геннадия Спирина («Рипол Классик», 2010) узнаваем с первого взгляда. Его иллюстрации полны интересных цветовых сочетаний. Они чем-то похожи на ретушированные фотографии из старого альбома, от чего кажутся такими притягательными. С сюжетом можно знакомиться не только по самим разворотам, но и на полях вокруг текста, это не просто узор или орнамент, а полноценная картина, прерванная текстом. Художнику особенно удался главный герой повести — мальчик Алёша. Он изображён как обычный ребёнок: симпатичный, плачущий, удивляющийся, но такой искренний. 

Художник Михаил Бычков («Азбука», 2011) погружает нас в волшебное пространство, и оно преображается, когда Алёша оказывается в пустом рыцарском зале с хрустальными люстрами, а потом в празднично украшенном тронном зале, который освещён маленькими свечками, стоящими по периметру между открытыми дверями. Среди разноцветных фигурок придворных, одетых пышно и фасонисто, нет ни одной дамы. Необычны рисунки, изображающие подземные редкости: переливающиеся камни на дорожках и диковинные деревья в саду, королевский зверинец с двумя рядами клеток, в которых сидят большие крысы, кроты и хорьки.

Работая над оформлением книги, иллюстратор размышлял о том, как лучше всего передать то, что в тексте отсутствует или о чём сказано так, что возникает некая двусмысленность, недосказанность:  

«Действие происходит около 1785 года в частном пансионе на Васильевском острове. Как выглядел этот дом, если в тексте сказано, что к началу 19-го века его уже не было? В доме жили старушки, которые видели Петра I и «даже с ним говаривали». Может быть, этот дом из эпохи Петра? Как его нарисовать? Ведь это обычный дом, не дворец. Я нашёл всего пару домов этой эпохи во дворах Васильевского острова и один специально сохраненный типовой фасад. Способен ли петербургский читатель увидеть этот дом с своем воображении? А если «Чёрная курица» в руках читателя, для которого Петербург «далеко-далече»? А если читатель — в Южной Корее, и для него снег — диковинка? Я создаю образ этого дома, изучив всё, что доступно из 18-го века, даю читателю возможность его увидеть. Это часть моей работы иллюстратора.

А как был одет учитель в пансионе? Как были одеты ученики? Была униформа. Каков был её дизайн? Каковы были интерьеры дома? Зима в Петербурге. Как проходили занятия при замерзших окнах? Я изучаю в музеях, каталогах живописи, альбомах 18-й век и рисую иллюстрации, свободные художественно — по форме, но костюмы, детали быта и обстановки, даже атмосфера пансиона (может быть, это главное!) — дают представление об этой эпохе. Вряд ли читатель, замороченный проблемами, побежит по городу и музеям искать то, что сохранилось. Да и сохранилось только «дворцовое», от простого быта 18-го века нет и следа. Какая была атмосфера занятий при свечах, жарко натопленных печках? По полу гуляли сквозняки, учитель и пансионеры были обуты в сапожки и в них же выходили на улицу. Всё это недоступно воображению читателя, неважно, взрослого или ребёнка. Это — забота иллюстратора. Но ведь я художник, а не реставратор эпохи. Я додумываю, заостряю, переживаю. Причем я не касаюсь собственно рисования, его связи с живописью 18-го века. Всё, о чём я говорю, в конце концов, передаётся кистью, красками, фактурой и тут, всё индивидуально, таинственно и необъяснимо».  

Трудно понять причины «страстной любви» издателей и художников к повести Антония Погорельского. Возможно, притягивает волшебство и двухвековая отдалённость от современности, вероятно, эта дидактическая история ещё ждёт своего самого точного истолкователя.

Когда в ситуации выбора вам придётся решать, в каком оформлении читать эту сказочную историю, полистайте не одну книгу, посмотрите разные издания. Уверена, среди такого многообразия вы сможете найти то самое, с чем труднее всего будет расстаться.

 

Литература

1. Погорельский А. Чёрная курица, или Подземные жители. Худ. В. Пивоваров. – М.: Детская литература, 1973.

2. Кузьменкова Е. Встреча со сказкой: Антоний Погорельский. Чёрная курица, или Подземные жители / Семья и школа. – 1991. – № 12. – С. 45–46.

3. Юдин Г. Я сделал себя сам… / Художник и писатель в детской книге, 2013.

4. Сайт М. Бычкова / http://www.bychkov-books.spb.ru/ob/ShKur

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://sesony.ru/9-glavnaya/73-knizhka-s-risunkami#sigProIdc9e5eaba55