Методкопилка
Сильная часть класса
Мальчики из моего 6 В умеют поддержать в трудную минуту и взять на себя ответственность.
Родной язык
Мы углублённо изучаем русский язык по учебнику А.Д. Шмелёва.
Наша новогодняя сказка
Историю о Снежной Королеве нам удалось рассказать по-своему: оригинально и убедительно.

На нашей встрече сегодня будет попытка поиска журавля в небе. Покорение вершин в облаках: декодирование нравственного послания А.С. Пушкина.

В произведении «Медный всадник», и я думаю, вы со мной согласитесь, скрывается мощнейший нравственный потенциал, нужно только позволить автору высказаться.

Герменевтический подход в преподавании литературы как возможность для личностной и социокультурной идентификации обучающихся

Возможно ли на одном уроке литературы в течение 35 минут развить мысль о необходимости нравственного выбора и ответственности каждого человека за то, что происходит внутри и вокруг себя? Я думаю, что да. Если это урок по Пушкину. Тем более, если разговор будет о «Медном всаднике».

От того, как будет прочитано произведение, будет зависеть понимание не только культурного кода, месседжа, заложенного в тексте, но и понимание себя, идентификация себя как личности. И это тот результат, которого, собственно, в течение жизни ждёт каждый человек от себя самого, а учитель – от себя и других. Но это и тот результат, который часто бывает недостижим, как журавль в небе.

Проблема, которая заключается в том, что обучающиеся (часто успешные и мотивированные) проявляют личностную инертность: ни с кем и ни с чем себя не отождествляют, ориентированы исключительно на самих себя, возникла не вчера и затрагивает все сферы и гуманитарного знания, и российского образования в целом.

На уроках литературы проблема особенно заметна: мы знаем произведение, пытаемся его понять, но оно нам не принадлежит, это понимание не становится личным. Знаете, часто на уроках литературы в 8 классе при изучении пушкинской «Капитанской дочки» читатель знает значение понятия «честь», знает биографию Пушкина, содержание произведения, сюжетные линии, но не понимает мотивы поведения героев: почему состоялась дуэль, в чем причины такой реакции Гринёва, на, казалось бы, невинную шутку Швабрина?

Получается, простите за тавтологию, что значение понятия «честь» не имеет для читателя значения. Другими словами, мы знаем гораздо больше, чем понимаем.А  это, по сути дела, отсекает путь человека к самому себе, к журавлю в небе, т.е. уничтожает те возможности самопонимания, которые дарованы нам произведениями литературы.

И сегодня на уроке литературы для решения этой проблемы, связанной с формированием личностной идентификации, я обращусь к помощи древней, но, как никогда актуальной науке-герменевтике – науке о понимании и истолковании текста, а, если говорить применительно  к дидактике – науке о понимании учебного материала путем проникновения в духовное содержание субъектов и объектов. То есть читатель на уроке литературы проходит путь от понимания текста к пониманию себя, входит в герменевтический круг.

Этот путь нельзя назвать простым. Есть опасность попасть в герменевтический лабиринт, тогда журавль так и останется в небе. Путь от просто читателя к читателю – герменевту, который держит в руках того самого недостижимого ранее журавля, состоит из нескольких ступеней понимания текста.

Ступень 1. Я вижу небо, но не вижу журавля. Читатель прочитал произведение, но не понял его. Поэма «Медный всадник» – сложное произведение с множеством скрытых смыслов, трудно поддающихся расшифровке. Как преодолеть этот порог непонятого смысла?

В помощь – произведения живописи (сегодня это картины талантливой художницы Нади Рушевой) (приём герменевтический симбиоз). Работа над пониманием любого сложного текста благодаря визуальным трамплинам упрощается – возникает эмоциональный отклик и активизируется воображение. Знаете, когда спектакль заканчивается, мы после спектакля «обмениваем» испытанные эмоции на мысли о себе и о мире. Это в полной мере относится и к читателю на данном этапе чтения: с включением фонового мышления и самоощущений создаем собственное представление о себе и мире.Совершается переход от чувственного понимания к пониманию рациональному.

Ступень 2. Я начинаю видеть журавля.

Читатель прочитал текст, понял его, но не всё в нем. Как быть?

Научиться отвечать на герменевтические вопросы, которые имеют два условия: во-первых, вопросы, на первый взгляд, не имеют отношения к произведению и они слишком просты. Однако именно такие вопросы помогают читателю понять автора произведения, а не составителя этих вопросов, как часто бывает.Словесное описание идеального счастья – трудно выполнимое задание на уроке. А благодаря таким вопросам: Чего желает герой? Почему он этого желает? Как это его характеризует? Как это характеризует каждого из нас? Вопросы просты, но соблюдается основное условие герменевтики – сложное всегда просто. Вот такой парадокс.

Понять текст произведения полностью помогает приём нахождения странностей в нем. Странным будет и пространство урока: работа в камере-обскуре; странными будут сравнения и аналогии: сравниваем слово поэта Пушкина со словом поэта Б. Окуджавы о поэте Пушкине, сравниваем два, казалось бы, не сравнимых произведения: «Сказку о рыбаке и рыбке» с поэмой «Медный всадник». Но именно с нахождения странностей начинается освоение ребенком цельного смыслового пространства, исчезает страх непонимания, или неправильного понимания текста. И быть неправильных ответов сегодня не может. Странно звучит такое на уроке, наверное. Однако, когда странностей становится очень много-рождаются новые варианты смыслов.

Ступень 3. Я отчётливо вижу журавля, но он всё еще далеко.

Читатель прочитал текст, понял его, но понял по-своему. Как помочь понять скрытый авторский смысл?

Обратиться к фрагментам текста, которые часто «обделены» вниманием.  Кто дал главному герою имя?

Мы будем нашего героя звать этим именем. Оно звучит приятно.

Кто его родители? (он) не тужит ни о почиющей родне, ни о забытой старине. Где он служит? Где-то служит. Кто нам дает имя?

Благодаря такому дисперсному чтению, смыслы, содержащиеся в тексте, перемножаются на личный опыт ребенка.И ребенок от наглядно – действенного восприятия переходит к пониманию авторских образов, от смысла части произведения-к смыслу целого произведения.

Ступень 4. Журавль на расстоянии вытянутой руки. Читатель прочитал текст, понял подтекст, но не понял себя.

Необходимо создать такие условия, при которых «обучающийся не просто усвоит готовые представления и понятия, а сам из множества впечатлений, знаний и понятий построит свое представление о себе и мире».

Приём «герменевтический натюрморт» позволяет ребенку сформировать свое личностно – смысловое пространство, ребенок получает опыт преобразования общечеловеческих смыслов в личностные. Обычный пластиковый стаканчик, пластиковая бутылка, красная нить, кусочек разорванного в клочки белого листа бумаги могут многое сказать о самом главном для человека на уроке: о настоящем счастье, о вечности важных для человека вещей, о пути к цели, о единстве и разобщенности. 

Читатель, погружаясь в текст пушкинской поэмы, переходит к пониманиютого, что автор сказал ему лично, а значит к пониманию себя и созданию нового личностного смысла.Журавль в руках. Появляется читатель-герменевт. Ребенок входит в герменевтический круг, покидая герменевтический лабиринт.

Цель урока - создание собственных личностныхсмыслов путем герменевтического исследования образа героя в тексте поэмы А.С. Пушкина «Медный всадник»- достигнута.

Возможно ли отследить результаты такого урока на всех уровнях: предметном, метапредметном и личностном? Как определить уровень читательского восприятия: есть ли переход от читателя к читателю-герменевту?Как понять, что вершины понимания покорены? Что журавль, тот, который в небе, в руках?

Если говорить о результатах применения герменевтического подхода как фактора формирования личностной идентификации в своей работе, то янаглядно попыталась представить результаты за 3 учебных года (с 2016 года по 2018, прошлый учебный год) на слайде, разделив результаты на 2 группы:

1 группа – предметные и метапредметные результаты (на слайде представлена результативность участия учеников в творческих литературных конкурсах и олимпиаде по литературе, где основным требованием является умение интерпретировать поэтический или прозаический текст. Видно, что есть определенный рост в количественном аспекте.

Сегодня на уроке достижение предметных результатовбудет оцениваться степенью проникновения в смысл произведения: обеспечивается ли понимание понятий «нравственность» и «нравственный идеал», разовьется ли умение делать сравнительный анализ произведений с опорой на герменевтические вопросы;разовьется ли навык интерпретации, декодированиятекста на основе «медленного чтения».

Если говорить о метапредметныхрезультатах, то на урокеразвивается умение делать выводы; отрабатываются навыки синтеза материала, что для читателя-герменевта более предпочтительно, чем анализ.

Но всё-таки полное понимание произведения произойдет тогда, когда узнанное превратиться в личностное понимание. Как сказал С. Гессен: «Чтобы понять мир, нам не нужна система академических знаний, нам нужно зеркало».

2 группа результатов- личностные. Психологической службой лицея, в котором я работаю, был проведен констатирующий эксперимент (на слайдах представлены результаты за три учебных года), предметом которого являлся процесс формирования социокультурной и личностной идентичности обучающихся с 8-го по 10-й класс (с 2016 года по настоящий момент). Для исследования был выбран модифицированный вариант теста Куна - МакПартлэнда.

Из представленных диаграмм видны качественные различия в самоидентификациях подростков. Так в прошлом учебном году у учащихся 10 класса личностные и социальные роли достаточно равномерно представлены в «образе Я»: «личность «курянин», «будущее медицины». Два года назад, тогда еще 8-классникам, им была присуща некоторая личностная и социальная инфантильность, через год, в 9-м классе уже наблюдалась тенденция к представлению себя как личности («подросток», «ученик»), но социальные роли еще не были значимы. Данные результаты показывают степень развитости интереса к своему внутреннему миру и личности окружающих.

Но для сегодняшнего урока взят рефлексивныйприём «Лавровый венок», некиймодифицированный вариант теста Куна Мак-Партленда, благодаря которой обеспечивается объективная оценка личностных результатов.

Читатель-герменевт со сформированной личностной идентичностью-это замечательно. Но воспитать такого читателя может только учитель-герменевт. Зачем? Да, чтобы каждый ученик был потрясен  этой огромностью мира, своей ролью в нем, чтобы у него, прошедшего через фильтр классической литературы,  в осадке была чистота, а не пустота.

Но кто он: учитель-герменевт?

Тот, для кого главная тайна-ребенок.

Тот, для кого ориентир на уроке не целеполагание, а смыслополагание.

Тот, для кого важна не вертикаль отношений, а горизонталь смыслов, рожденных в процессе урока.

Тот, для кого важен личностный смысл педагогического знания.

Тот, кто точно уверен, что понимание – общая проблема, касающаяся всех на уроке. Да, на уроке литературы, текст управляет процессом понимания. Но понимания ждут и человеческие поступки и сознание. И герменевтика, безусловно, позволяет лучше понять ребенка, ведь если педагогический процесс пронизан пониманием к человеку, то успех урока будет обеспечен в полной мере. Учитель-герменевт обращается и к себе, для него вектор познания двусторонне направлен. Он точно знает, что понимание без объяснения слепо, а объяснение без понимания-пусто.

Союз учителя-герменевта и читателя-герменевта на уроке – возможность для личностной и социокультурной идентификации, с одной стороны, но  с другой-опасность перевода урока в русло «душевного разговора».

Но так было всегда. Выбирая между чем-то новым на уроке (подходом или методом), мы порой выбираем то, что уже есть. Выбираем синиц не думая. Журавлей не ценим. Принимая любое решение, мы оцениваем последствия. Вдруг возьмусь – а потом не получится. Вот начну новое-забуду старое. И чем опытнее охотник на журавлей, тем меньше решительности в наших движениях. Здесь нужны мастера посерьезнее. У меня таких мастеров 100. Мои профессиональные охотники за журавлями. Покорители вершин в облаках. Они знают то важное, что обязательно приводит к результату. Потому что журавля нельзя поймать. Но он сам может прийти к тому, кто к этому готов.  Нужно только помнить о том, что становление личности ребенка для педагога всегда важнее любой педагогической проблемы.


*Наррати́в — самостоятельно созданное повествование о некотором множестве взаимосвязанных событий, представленное читателю или слушателю в виде последовательности слов или образов.

Итак, нарратив – что это такое? Примером, демонстрирующим отличия нарратива от рассказа, в данном случае может выступить сравнение следующих отрывков: «Вчера я промочил ноги. Сегодня я не пошёл на работу» и «Вчера я промочил ноги, поэтому сегодня заболел и не пошёл на работу». По содержанию эти высказывания практически идентичны. Однако всего один элемент меняет сущность повествования - попытка связать оба события. Первый вариант высказывания свободен от субъективных представлений и причинно-следственных связей, во втором же они присутствуют и имеют ключевое значение. В первоначальном варианте не было указано, почему герой-повествователь не вышел на службу, возможно, это был выходной день, или же он действительно плохо себя чувствовал, но по другой причине. Однако второй вариант отражает уже субъективное отношение к сообщению определённого нарратора, который путём собственных соображений и обращением к личному опыту провёл анализ информации и установил причинно-следственные связи, озвучив их в собственном пересказе сообщения. Психологический, «человеческий» фактор может полностью изменить смысл повествования, если контекст предоставляет недостаточно информации.

Нарратив в литературе имеет важное значение для художественных текстов. Поскольку здесь реализует себя сложная цепочка интерпретаций, начиная с точки зрения автора и заканчивая восприятием читателя/слушателя. Создавая текст, автор вкладывает в него определённую информацию, которая, пройдя длинный текстовый путь и достигнув читателя, может совершенно видоизмениться или быть иначе трактована. Для того чтобы правильно расшифровать авторские интенции, необходимо учитывать присутствие других персонажей, самого автора и автора-повествователя, которые сами по себе являются отдельными нарраторами и наррататорами, то есть рассказывающими и воспринимающими.

Контекст остаётся прежним, однако каждый рассказчик по-своему связывает его с описываемыми событиями, извлекая важные, по его мнению, ситуации, вплетая их в канву повествования.

Нарративы неотделимы от субъективных человеческих оценок, так же как человек неотделим от социума, в котором и формируется его индивидуальный жизненный опыт, а значит, собственное мнение и субъективный взгляд на окружающий мир. Резюмируя вышеизложенную информацию, можно сформулировать следующее определение нарратива: нарратив – это структурированный логичный рассказ, отражающий индивидуальное восприятие реальности, а также это способ организации субъективного опыта, попытка самоидентификации и самопрезентации личности.

В современной литературе можно выделить условно два трэнда: литература нарратива, которая предлагает задуматься над происходящим вокруг и в себе, даёт пищу для души и ума. И литература перформанса, которая предлагает не думать и развлекаться – «отправь мозги в отпуск.


ПРЕЗЕНТАЦИЯ К ВЫСТУПЛЕНИЮ

Классное руководство

Мои презентации

Коллекция презентаций для классного руководителя


 

С юмором по жизни

Смешные фотографии, в которых отражена учительская жизнь.

 

Адаптация пятиклассников

Материалы к круглому столу.

 

Родительское собрание в сентябре

Знакомим родителей с изменениями в новом учебном году.
 

 

День здоровья

Информация и для детей, и для родителей.

 

Советы родителям о безопасности

Соблюдая эти правила, Вы сохраните жизнь своим детям.

 

Юбилейная дата

Информация детям для беседы.
 

 

Простые правила

Что нужно, чтобы мобильники помогали, а не вредили?

 

Самоопределение детей

Работа по профориентации обучающихся.

 

Мастер-класс для коллег

Квест-технология в действии.