Летние тропинки

В лесном царстве-государстве

Давайте покинем город и отправимся в лес. Как скажут горожане: подышим воздухом. И правда! Разве не чудо: одно дерево в лесу занимает совсем немного места, но вот распустятся листья, и большое пространство будет уже занято. А ведь каждое дерево – природный фильтр!

Лес ещё называют живой памятью Земли. Его деревья — свидетели давних событий. А как вдохновляет он писателей, художников, музыкантов! Лес, просеки, заросли, этот удивительный воздух, печальные закаты...

Удивительная красота, такая простая и понятная каждому и такая разная в любое время года, привлекает людей в лес. Находят они в лесных чертогах и такое, что не может определить ни один прибор.

Светлый березняк. Лёгкие воздушные кроны. Как легко становится на душе, как быстро проходят грусть и усталость, а тихий шелест листьев успокаивает душу!..

И вот уже встречают нас бронзовые стволы сосен и тёплый запах хвои. И сердце наполняется светлыми думами, и хочется сделать непременно что-то очень хорошее. И мысли, и чувства возвышенны, как эти бронзовые стволы.

А сумрачный ельник вдруг растревожит. Заставит задуматься. Даже чуть-чуть жутковато станет. И кажется, что из-за строгих еловых лап наблюдают за нами чьи-то внимательные глаза.

Лучшая пора наших лесов, конечно, весна. Особенно такое время, когда талая вода уже сошла, мошкара не наплодилась и до ягод и грибов далеко. Ничто не отвлекает, смотри, слушай...

Влажной дымкой цветения клубятся орешники и ольха. Синие пролески усыпали полянку, влажный воздух пронизан птичьими песнями. Весною и лягушки поют! Как-то незаметно весенняя дымка окутывает всё вокруг. Это деревья одеваются листвой. Даже у дуба она мягкая, нежно-зелёная, насквозь просвечивает солнцем.

В белом-белом березняке от солнца розовый туман. Солнечно светятся на зеленеющих полянах круглые купальницы, древние цветки с удивительным запахом свежести и чистоты. Белая метель черёмух, пряные ландыши, кукушка.

А пойдёт лесом другой человек, увидит иное и совсем иначе. Каждый встречает в лесу как бы отражение своё, только не зеркального двойника, а себя сокровенного. Редкий человек не робел в лесу, редкому человеку не дарил лес радости! И никто на свете не вправе сказать: «Я знаю лес!» — так велико это чудо природы.

Осенью всё в лесу по-другому.

Вот помнится мне, как когда-то, в стороне от крестьянских подворий, на холме, была барская усадьба, теперь, к сожалению, никаких следов от неё не осталось, только каштаны. Каштаны так и растут здесь, а дальше идёт бывший помещичий заказник. Однако остановимся на минутку...

Под ногами лежат плоды каштана. Ёжики да и только! Правда, он коричневый, но колется так же. Сплошные ковры из «ёжиков»! По такому лесу босиком не погуляешь.

А для чего каштану иголки? Иголки ему нужны, как и настоящему ежу, чтобы защищаться от врагов, от непрошеных гостей, да и дозревает он до поры до времени. Вряд ли кто из лесных зверей решится раскрыть «ежа». Упав на землю, плоды могут растрескаться. Вот они какие блестящие, каштановые! Теперь подходи и собирай!

Каштан с «ёжиками» — это каштан настоящий, он из семейства буковых, а конский каштан — из сапиндовых. Родом конский каштан из Ирана. Его полюбили за необыкновенно красивую крону, листья и чудесные цветки, похожие на сказочные подсвечники.

В горах Крыма и Кавказа извилистая тропа может привести вас на чудо-лужайку, огибаемую весёлым ручьём. Ветви деревьев почти скрыты из-за обилия абрикосов, слив всех цветов и размеров, кизила и фундука. Плоды имеют особый лесной аромат. Перед вами лесной сад, или чаир. Плодовые деревья растут в нём без всякого ухода.

А самшитовый лес поражает своей первобытной красотой, нетронутостью. И в этой первобытности его привлекательность. В густых зарослях самшита всегда царит полумрак. Светло-зелёный мох висит на ветвях длинными причудливыми космами. Тёмными изумрудными прядями мха окутаны и светло-жёлтые стволы деревьев. Настоящая лесная сказка!

Вот стоит в лесной чаще могучая вековая ель. Её ствол покрыт мелкими чешуйками. Приложишь ухо к стволу и услышишь тонкий звук. Ель будто поёт. Поёт ель и в деках пианино, в виолончелях и арфах, которые сделаны из неё, а выросла она, может, в карельских или архангельских лесах.

Как успеть человеку оценить красоту летнего, осеннего, зимнего и весеннего леса? В зелёных, блестящих листьях отыщется лето, в багряных и жёлто-красных проявятся краски осени, а в снежно-белых метровых сугробах под соснами прячется и затаивается зима, ожидая прихода вечно запаздывающей весны.

Самые неповторимые и чарующие запахи соединились в аромате леса. Итак, отправляемся в путешествие! А помогут нам рассказы А. Онегова, Ю. Калинина, Я. Суханова, Т. Горовой.

 

А. Онегов

Звёздочки

Звёзды гаснут к весне, уходят, тают вместе с последними ледяными искорками, и у дорожки в осиновом леске появляются новые огоньки — белые фонарики ландышей.

Следом за ними вспыхивают по весёлым, душистым бугоркам резные звёздочки ромашек. Ромашки светятся только днём, к вечеру устают, и в белом тумане июльской ночи можно лишь угадывать, где горели под солнцем ласковые огоньки.

Белые ночи уходят, уходят, как звёзды весной, но не тают, а густеют, становятся темней и глубже, как вода в чёрном таёжном озере. Утром после такой ночи ромашки уже не горят, а только чуть-чуть подсвечивают бурые высохшие головки клевера.

Под елями нет клевера, нет даже погасших ромашек, и лесная тропка становится ещё не приветливей в холодные вечера августа. Хочется скорей добраться домой, к огню, вспомнить при свете лампы прошедший день и снова ждать за окном первую настоящую звёздочку.

Звёзды скоро будут. Они появятся сначала тихо, почти незаметно. Потом станут ярче, и скоро при звёздах можно будет разобрать ночное озеро и даже взять в руки весло и уплыть на лодке туда, где начнут вокруг тебя вспыхивать живые огоньки, упавшие на воду с неба.

Летом, в жаркий июльский день, я всегда узнавал о лесном озере по облаку. За день озеро успевало надышать большое белое облако. Это облако, рожденное лесной водой, долго стояло над тайгой. Когда день душный и парной, воды с озера поднимается много, облако тяжелеет, становится темным, угрюмым и грозно задевает вершины деревьев. Тогда может быть гроза.

Сейчас же август, сейчас холодней солнце. По утрам после тёмной ночи с ручьёв и болот поднимается туман, а облако над озером уже не густеет, не грозит лесу, а только высоко и легко стоит над головой белыми чистыми хлопьями. Хлопья кружатся, плывут друг за другом, перемешиваются, стекаются в свои ручьи, озера, снова расходятся и долго на одном месте варятся над головой.

Внизу озеро и голубая тишина воды, дальше луг, потемневший, погасший рядом с первой осенней берёзкой. Вверху тоже тишина, медленная тишина облаков и далёкого неба. Ни птиц, ни плеска рыбы... А только «динь-динь» — с той стороны, озера.

«Динь-динь» — с опушки леса справа и сзади. «Динь-динь» редкого колокола на шее телушки.

Эхо ловит ласковый тёплый голос, несёт его над водой, под облаками. И уже не колокол, не металлический звук, а добрая малиновая тишина плывёт над притихшей водой, плывёт за уходящим солнцем к закату, навстречу новому холодному туману и завтрашнему дню уже осенней тишины.

 

А. Минин

Сосновый бор

В летнюю засушливую пору бор встречает тебя волной жаркого, удивительно душистого воздуха. Будто входишь в хорошо выстоявшуюся баню с разложенными по лавкам веточками сосны, ели и можжевельника для «запаху». Вдыхаешь лесной аромат и чувствуешь, как поднимается настроение и прибавляются силы. Белое ягельное покрывало под ногами хрустит и проламывается, как свежий лед. При полном штиле ветки и кроны дальних сосен плавно изгибаются и колеблются, словно плывут в поднимающихся потоках разогретого воздуха.

После дождя бор некоторое время стоит в безмолвном оцепенении, постепенно наполняясь радостным гамом лесных обитателей. Ягель, напившись воды, набухает, становится упругим. На каждой хвоинке висят изумрудные капли дождя, переливаясь в лучах ясного послегрозового солнца, и создают волшебный ореол из множества разноцветных бликов и ярких точечных вспышек вокруг каждого дерева. В эти мгновения с необычной силой осознаёшь, как велико мастерство природы, сотворившей такое чудо.

Кажется, что ничего прекраснее в мире нет и быть не может. Но придёшь сюда же в тихие утренние или вечерние часы, когда бор золотой, и опять изумляешься. Это тот же самый лес, но и не тот! Он стоит величественно-спокойный и немного загадочный. Лишь иногда его покой нарушат пронзительный крик вечной непоседы сойки да монотонное кукование кукушки. И ты проникаешься его торжественностью и долго стоишь, любуясь закатом солнца сквозь ажурные кроны сосен.

Как одно большое живое существо, сосновый бор утром просыпается, днём работает, устаёт и отдыхает в ночные часы, страдает от жажды и жадно утоляет её во время дождя. Он имеет свой язык, и внимательный человек многое может узнать и понять из его спокойного и ласкового, а иногда испуганного и тревожного разговора.

Не только духовной пищей одаривает бор человека: после тёплых летних дождей дружно поднимаются, пробиваясь через переплетение ягеля коричневой шляпкой, весёлые и крепкие белые грибы; осенью краснеет лес россыпями брусники. На урожай ягод и шишек собираются глухари и тетерева, рябчики и белки. Боры с наиболее высокими и ровными деревьями в старину называли мачтовым или корабельным лесом, так как шёл он на корабельные надобности. Если с умом пользоваться неиссякаемыми запасами этой лесной кладовой, их хватит на очень многие поколения людей.

 

Ю. Калинин

Чужие приметы

Августовское утро... Кому не знакома его серебряная прелесть?!

Выходишь из лесу на опушку, подёрнутую дымкой низового тумана, — и сразу перед глазами зелёная поляна в алюминиевой пудре росы. Какие бы высокие сапоги на тебе ни были, а всё же лучше идти лесом. За несколько шагов по траве промокнешь до нитки. Да и не хочется грубыми подошвами нарушать застывшее великолепие созревшего разнотравья.

Случайный ветерок качнёт верхушку клена, и затрещат его крепкие листья под градом росы. Уронит дерево на землю осыпь алмазных капель, и снова тишина. Только, свистя и хлопая крыльями, поднимется с тропинки лесная птица и унесётся в сосновое редкостволье.

И тут на тропинке увидишь вдруг первый опавший лист.

Как не ахнуть от неожиданности? Ведь лето! В самой, казалось бы поре, в непролазной зелени кущ, буйности репейников и лебеды, в томной яркости малины, весёлой россыпи краснобокой брусники и вишнёвых белоногих сыроежек. Ещё не ожелтели осины, ещё лесной массив густо зелен и могуч, ещё вокруг тепло, ещё и на календаре написано — лето, но осень, осень уже оставляет на тропинках осторожные следы своих шагов — листья.

Старые берёзы повесили кое-где жёлтые прядки ветвей. Слегка поблекли липы. Несколько пунцовых листьев клёна загорелись бездымными углями, обещая вот-вот превратить всю крону в полыхающий костёр.

Чуткое сердце тревожно отмечает эти малоприметные знаки осени.

Скоро конец лету. Начало дождям, оголению сырого леса, накоплению ворохов шелестящих под ногами листьев и первой тверди промерзающей земли.

Грустно станет на душе.

Но это безотчётная, поверхностная грусть. Стоит покопаться в памяти — и сразу вспомнишь, что и весна имеет свои приметы уже в феврале.

Особенно они заметны тому, кто очень её ждёт. Вспомнишь о том и подумаешь, а стоит ли поспешать. К чему искать чужие приметы там, где и своих предостаточно? И тогда август — настоящее лето!

 

Я. Суханов

О чём вспоминает берёза

На старой Смоленской дороге стоит кряжистая берёза. Вместо вершины чернеют ожогами острые пики, низовые сучья словно обрублены. А ствол весь в бугристых шрамах, свилеватых наплывах. Один бок опалён огнём, на другом темнеет до самой сердцевины обугленная рана. Коснулся я морщинистой коры и ощутил под руками холод металла. Вся эта сторона иссечена глубоко засевшими пулями и осколками снарядов.

В лихую военную годину тут, на старой Смоленской дороге, шёл жестокий бой. И берёза приняла на себя огневой шквал неприятеля. Кто знает, скольким отважным нашим бойцам она спасла жизнь, заслонив их собою от смертельных пуль.

Вся израненная, берёза молчаливо и тяжко болела. Дни её колебались на зыбкой грани между жизнью и смертью. Но она выжила, снова зазеленела.

Долго не заживали страшные раны. Словно бинтами, она стягивала их целительным пластырем из сока — березовицы. В мороз или в жару повязки лопались, обнажая живую ткань древесины. И снова берёза накладывала швы, сама врачевала себя...

После многих лет раны наконец затянулись, зарубцевались. И вот берёза стоит, накинув зелёный плащ, задумчивая и величавая. Возле неё толпится, обступает со всех сторон шумливая зеленокудрая рать березнячка. И кажется, ветеран, отмеченный неизгладимыми знаками мужества, ведёт с молодыми неторопливый разговор о прошлом, о тревожном военном времени, когда даже деревья, подобно людям, становились бойцами. А вокруг ликует в солнечном блеске мирный летний день.

 

Т. Горова        

Растёт, цветёт высокий дуб

Есть в последнем летнем месяце ласковость весны, теплота лета и щедрость осени. Прочно поселяются в лесу грибные и ягодные запахи, свежесть холодных утренних рос, белые облака туманов. Нет-нет да и появятся в зелёных кронах деревьев маленькие золотые островки. Вроде бы и незаметны совсем, а налетит ветер, шевельнёт листья, и приоткроется золотая краска. Особенно быстро растут островки после дождей. Льёт дождь, и кажется вокруг всё зелёным. Но стоит выглянуть солнышку, и сразу в яркой зелени проглянет осенняя краска. Только рука осени не коснулась пока дуба. Чуть ли не последним распускал он по весне листья и теперь ещё полон сил.

Вряд ли кто станет оспаривать красоту и мощь дуба. Это не только одно из самых ценных, но и самых красивых деревьев нашей страны. В скольких народных песнях прославляли этого великана. После трудных и тяжёлых сражений отдыхали русские воины под вековыми деревьями, веря, что дерево восполнит их силы. Сколько великих и славных дат сохранилось в памяти людской благодаря могучим красавцам. Случится великое событие в жизни народа — и сажают в землю молоденький дубок. Будет расти дерево, и из поколения в поколение будут передаваться истории о том, как отдыхал под деревом Богдан Хмельницкий, или гулял около него Пушкин, или прятались в ветвях его партизанские наблюдатели.

Дуб, о котором столько спето и рассказано, ботаники называют просто — дуб черешчатый, летний, обыкновенный. В лесу, словно не мешая другим деревьям, дуб образует небольшую крону, а вот если стоит он на свободе, то тут уж проявится вся его сила и мощь. Далеко в стороны раскидывает он свои толстые извилистые сучья. Живет богатырь триста-четыреста лет, но некоторые деревья доживают до пятисот, а то и до тысячи лет. Высотой дерево бывает до сорока метров, а ствол в диаметре больше метра.

У молодых дубков кора буровато-серая и гладкая. У старых деревьев она тёмная, и на ней много продольных трещин. Жёлуди заключены в блюдца-плюски.

Искусственные дубравы начали сажать ещё при Петре Первом. Ведь ценится дуб не только за красоту. По твёрдости и прочности древесины стоит он на одном из первых мест. Древесина дуба, если долго пролежала в воде, приобретает красивую серебристо-чёрную окраску. Используют такой ценный материал для художественных изделий, паркетных полов, инкрустации мебели.

 

В. Петров

В дубраве

Дубрава... Это слово очень близко нашему сердцу. Может быть, оттого, что с дубравой была тесно связана жизнь наших далёких предков. Могучие дубовые леса покрывали некогда немалые пространства Средней и Южной России. Они давали человеку строительные материалы, дрова, лыко, мёд, орехи... Древние стены Московского Кремля были сооружены из дубовых бревен, добытых в пригородных лесах. Ведь в те времена дубравы подступали с юга к самой Москве.

В настоящей дубраве дуб не одинок, его окружают деревья-спутники: ясень,  клён и липа.

Сам дуб пробуждается весной поздно. Когда другие деревья уже зеленеют, у дуба едва распускаются почки. А осенью он долго не сбрасывает листву.

Под пологом деревьев — разнообразные кустарники. Подлесок. Особенно хорош в старой дубраве орешник. Его кусты значительно выше человека. Чтобы увидеть созревшие плоды, приходится смотреть снизу вверх, а уж потом наклонять ветку. Сорвёшь орехи — и отпускаешь ветку.

Ниже подлеска — царство травянистых растений. Почти исключительно в дубраве можно встретить «торопливые» растения. Те, что торопятся вырасти, отцвести и созреть. В народе их называют подснежниками.

Особенность дубравы — почти полное отсутствие зелёного мохового покрова. Мхи не переносят, когда их засыпают осенние падающие листья. Они вырастают лишь на кучках земли, выброшенных кротом.

Есть и другие виды этого чудесного широколиственного леса. Например, дубрава пойменная, растущая по низким речным берегам, которые в половодье заливает вода. Там почти нет других деревьев, кроме дуба. И кустарников маловато. И травянистый покров не густ. Но именно в пойменной дубраве рядом с его величеством дубом в изобилии цветёт красавец ландыш.

 

Литература

1. Белоголовый Б. Лес / Юный натуралист. - 1974. - №8.

2. Голованова Т. Услышать музыку / Юный натуралист. - 1990. - №8.

3. Кулагин В. Солнечный окоём / Юный натуралист. - 1990. - №8.