Времена года

Поэт и художник о первомаеКогда на улицах флаги? Конечно, когда наступает первомай! В номере газеты «Правда» 1926 года об этом событии сказано: «Первое мая — красный, кипучий и радостный праздник пролетарских побед и пролетарской борьбы». В словах передовицы слышался и отзвук недавних боёв на фронтах Гражданской войны, и пафос созидания молодой Страны Советов, и весёлый майский ветер, полощущий знамёна.

Напомним, что праздничная дата берёт начало в конце 1880-х годов девятнадцатого века. В американском Чикаго рабочие протестовали против невыносимых условий труда, полиция применила силу — и несколько десятков человек погибли. В память об этом событии ежегодно стали отмечать день труда. В Париже на Конгрессе было утверждено назвать 1 мая днём солидарности всех трудящихся.

В России впервые праздник начали широко отмечать в первой трети XX века, и тогда же он приобрёл политическую окраску, потому что среди лозунгов были и те, что звали к свержению власти. После революции праздник стал официальным. Позднее он получил статус выходного дня и стал самым масштабным из всех календарных дат.

Символы 1 Мая — шествие людей в колоннах по главным улицам больших и малых городов страны, красные флаги и воздушные шары — сохранились до сих пор.

Но давайте перенесёмся в прошлое, в тот самый 1926 год. Тогда праздник дошёл до самых отдалённых городов и деревень. И кто же из детишек не мечтал попасть на 1 Мая в Москву!

Я на улицу пойду,

На весёлую пойду,

Я Алёнушку за ручку,

Как большую, поведу.

Свети, свети, солнышко,

Зеленей, лужок!

Подымай, Алёнушка,

Первый свой флажок!

Выше, выше подымай —

Нынче праздник Первомай!

Елена Благинина 

Выполнить заветное желание многих ребят смогли детский поэт Агния Барто (1906—1981) и замечательный художник Александр Дейнека (1899—1969), выпустив книжку «Первое мая».

Вместе с героями этой книжки оправимся на празднование Первомая, проникнув в уже далёкое для нас время. Посмотрим на обложку и сразу окажемся в дружной компании деревенских ребят с красным флагом. Обратим внимание, что не у всех есть обувь, на одном — пиджачок, на остальных — рубахи, которые, видно, достались от старших братьев.

На обложке нет рамки, словно художник не желает отгораживать своих героев от читателей и приглашает с собой всех, кто встретится в пути, праздновать красный май. Внутри книги желтоватые страницы, но это натуральный цвет бумаги. Краски две — красная и черная. Во всём — в оформлении страниц, в чёткой композиции, в цветовом контрасте — ощущается стремление к простоте. Такая творческая манера была характерна для Дейнеки. Кроме того, она хорошо передаёт революционный дух 20-х годов. Чеканно и бодро, с плакатной чёткостью и злободневностью художник показал то новое, что ворвалось в жизнь и в искусство. Он иллюстрирует поэму как песнь-марш. Именно в этот период формировалась личность самого Дейнеки.

Всем,

на улицы вышедшим,

тело машиной измаяв,

Всем,

молящим о празднике

спинам,

землею натруженным, —

Первое мая!

Первый из маев

встретим, товарищи,

голосом, в пение сдруженным.

Вёснами мир мой!

Солнцем снежное тай!

Я рабочий —

этот май мой!

Я крестьянин —

это мой май.

В. Маяковский

Лирическая интонация начальной главки «Греет солнышко в апреле, на земле проталинки» — не для Дейнеки. Это немного позднее он ностальгически вспомнит своё детство: «...луга с цветами, река... запах яблок, лошади, голуби...» А сейчас ещё не совсем забыт юношеский манифест: «Пусть песни красок и линий свободно кричат с холста и нелепы кажутся тупоголовому мещанству».

У художника уже был опыт работы над книгой: в 1922 году он оформлял собрание сочинений Маяковского. Тогда получилась обычная обложка в красивой рамочке с орнаментальным клеймом. Владимир Владимирович забраковал её и сделал свой вариант. «Это был урок мне, из которого наглядно вытекало, что красота обложки должна заключаться в самом шрифте, а не в окружающих его финтифлюшках»,— рассказывал  потом Дейнека.

Часто иллюстратор книги — такой же полноправный автор, как и поэт, и Дейнека тоже помнит об этом. Листаем страницы, разглядываем рисунки и понимаем, что художник не всегда идёт вслед за текстом, иной раз добавляет что-то своё.

Дейнека любил передавать человека в движении, и уже на первой странице он с удовольствием показывает, как «скачут, прыгают ребята, всё избегали кругом». А вот вторая страница, кажется, совсем не связана с текстом книжки: мы видим чёрный пласт земли и крестьянина, обрабатывающего её, как былинный богатырь Микула. Вбежавший на пашню красный конь и птица, как бы внезапно влетевшая в верхний левый угол рисунка, подчёркивают связь с окружающим миром. И этот рисунок не случаен: крестьяне с малолетства прививали своим детям любовь к земле.

«О чём я мечтаю... Чтобы даже чёрный цвет перестал быть траурным и напоминал бы сочный вспаханный чернозём моей Родины»,— писал художник о Курске, где он родился и вырос.

На другой иллюстрации видно, как ночью, когда все уже спят, ребята готовят знамя для поездки в Москву. В рисунке прекрасно передано ощущение напряжённой тишины, царящей в комнате. В интерьере избы, кроме лавки, на которой стоит чугунок, и окна ничего особенного не видно. Всё внимание сосредоточено на главном — на красном знамени, развернутом на  полу. Вокруг четырехугольника красного полотнища расположились увлеченные своим делом дети.

И вот мы попадаем на Красную площадь. Агния Барто пишет: «...Там от народа чернеет площадь». Дейнека вносит свою поправку: там, где красные стены и башни Кремля, красные знамена и транспаранты, красные фигуры демонстрантов приветствуют Первомай.

Марш на Красной площади — это марш энтузиастов, чей шаг громок, а жесты решительны — руки согнуты в локтях. Марш солидарности словно движется на зрителя. Застыл силуэт Спасской башни, незыблемый оплот страны. Только собор Василия Блаженного без крестов, символ национальной истории, и летящие над ним самолёты чёрные. В тёмно-синем небе белое тело дирижабля: и его плавная форма, и острые силуэты летящих самолетов полны своеобразного изящества.

Красный цвет — цвет обновления эпохи, цвет революции. Он присутствует в каждом изображении: это и кусок земли у белой хаты, и ступня крестьянина.

Это праздник,

Это праздник Первомайский,

Это лёгкий-лёгкий шарик,

Это новая рубашка,

Это флаги, флаги, флаги,

Это красные балконы,

Это праздник Первомайский,

Это лёгкий-лёгкий шарик,

Это мама, это папа,

Это песенка такая!

Ирина Токмакова 

Листаем книгу дальше. Вот деревенские ребята в гостях у московских пионеров: «Попрощались. Поезд тронул...» На рисунке виден хвост убегающего поезда и обозначен финал — красным шрифтом слово «Конец» и весёлый красный огонёк — точка.

Книжка «Первое мая», оформленная Дейнекой, вышла тиражом в 10 тысяч экземпляров. Она понравилась ребятам и через два года была переиздана. Дейнека участвовал в оформлении еще многих детских книг: «Кутерьма», «Парад Красной Армии», «В облаках», «Встретим третий», «Ташкент — город хлебный», «Наша авиация», «Через полюс в Америку». Каждое из этих изданий интересно по-своему, но первая его работа остаётся уникальной и как талантливое начало, и как живое свидетельство эпохи.

Шумливые тёплые ветры

Весну на поля принесли.

Серёжки пушатся на вербе,

Мохнатые, точно шмели.

 

Речные запруды ломая,

Весенняя хлещет волна...

Да здравствует Первое мая!

Да здравствуют труд и весна!

 

Пусть мир торжествует на свете

И дружат народы земли,

И так же на солнышке дети

Пускают весной корабли!

Я. Аким

Что ж, наше путешествие закончилось. Но как много было интересно листать страницы старой книжки! От неё веет шумом времени, слышатся маршевые ритмы, раздвигается пространство и рвутся наружу идеи и чувства. Дейнека перевёртывает все наши представления о невозможном и допустимом в детской книге. Но ясно одно: ему интересны и привлекательны самостоятельность, энергия масс и свобода.

 

Литература

1. Барто А. Первое мая / Художник А. Дейнека. - М.: ГИЗ, 1926.

2. Иллюстрации А. Дейнеки к книге «Первое мая»: http://www.raruss.ru/childrens-books/page-child3/3022-deyneka-barto-first-may.html

3. Кудрявцева Л. «Племя младое...» Образы детей в иллюстрациях к стихам Агнии Барто / Шаг-марш Дейнеки / Детская литература. - 1987. - № 7. - С. 48.

4. Ненарокомова И. Когда на улице флаги / Юный художник. - 1981. - №4.