Рубрики

Эту книжку Михаил Зощенко написал для неразумных детишек, каким был сам в детстве.

Но она полезна и родителям, поскольку выворачивает наизнанку хитрости детей. Вот что значит опыт!

Однако рассказы Зощенко интересно не только читать, но и рассматривать картинку. Благо, сейчас нет недостатка в книжках с яркими иллюстрациями.

Хотя дело ведь даже не в яркости рисунков, а в их интерпретации сюжета и поступков героев рассказов писателя.

 

Впервые иллюстрации Алексея Федоровича Пахомова (1900—1973) встретились мне в самом раннем детстве – в 70-е годы. Я помню обложки книжек-малышек со стихами С. Маршака, сказками В.Осеевой, рассказами Л.Н. Толстого, Е. Пермяка.

А вот детские рассказы М. Зощенко с рисунками этого художника я увидела позже, когда рекомендовала для внеклассного чтения прочитать другие истории про Миньку и Лёлю.

Над иллюстрированием произведений М. Зощенко художнику пришлось работать дважды. В первый раз в середине 30-х годов он использовал бытовые наброски с натуры, которые делал в трамвае, в поезде, на пароходе, в бане, в ожидании приёма у врача.

Затем в 40-х годах, познакомившись с автобиографическими рассказами из сборника про Миньку и Лёлю, обратился к семейным фотографиям и журналам 1900-х годов. И ему блестяще удалось передать наивность маленьких героев, уместность строгой морали родителей и саму атмосферу дореволюционного времени.

Минька и Лёля изображены так, что видна их принадлежность к мещанскому сословию, они словно барчуки и тем отличаются от деревенского мальчика Стёпки, с которым отправляются в «великое путешествие». Минька наивен и простоват, рассчитывая быть честным, правдивым и благородным, поэтому легко попадает в ловушки, расставленные более взрослой, опытной, даже коварной и завистливой Лёли.

Работая над иллюстрациями, Алексей Пахомов стремился передать колорит времени, поэзию детства и красоту, пластичность и певучесть карандашного рисунка.

В книгах Михаила Зощенко «Умные животные», «Самое главное», «Храбрые и умные», «Лёля и Минька» слышен голос самого автора. Он обращается к своему читателю от «первого лица» и рассказывает ему о себе самом и о своём детстве. Здесь в центр поставлены «вопросы морали самой элементарной», которая сохраняет в памяти полученный ранее урок и заставляет следовать нехитрым правилам:

- «ни разу больше не съел чужого яблока»,

- «ни разу не ударил того, кто слабее меня»,

- «Заслужил ли я это сладкое, не соврал ли и не надул ли кого-нибудь?»

Нравственные убеждения автора высказаны прямо и однозначно, они опираются на предельно искреннюю интонацию и без лишней скромности или лукавства демонстрируют желание поведать о пережитых минутах страха, горечи и стыда.

Язык этих рассказов очень прост, но разнороден. В него включены слова разных стилей речи, шаблонные фразы и штампы, канцеляризмы: «В один прекрасный летний день бабушка приехала к нам на дачу»; «Тузик, вечером покушав, снова заснул, и что он видел во сне — остаётся покрытым мраком неизвестности»; «И по этой причине она не давала нам на мороженое денег»; «Итого у Лёльки стало три монеты...»).  

В конце каждой истории из жизни брата и сестры помещена мораль, сформулированная прямо и лаконично. Однако сами рассказы далеко не однозначны и не служат иллюстративным материалом для вывода. Эти рассказы приковывает внимание читателей к каждому повороту сюжета, заставляют «переживать» каждый отдельный эпизод.

В рассказе «Ёлка» дети, нарушая запрет, заходят в комнату, где стоит новогодняя ёлка с подарками. Лёля съедает пастилку, висящую на ёлке, а Минька откусывает яблоко. Потом высокая Лёля дотягивается до второй пастилки, а Минька второй раз откусывает яблоко. Рассказ построен так, что удовольствие как бы изначально отравлено: чем больше «достижения», тем ближе расплата...

Но развязка всё время отодвигается. Мама прибегает на грохот упавшего стула, но ничего не замечает. Приходят гости, начинается праздник. Детям раздают подарки. И вот только в это самое время всё раскрывается! Мама отправляет Лёльку в угол, а Минькин новый паровозик отдаёт другому мальчику.

Казалось бы, дети наказаны, финал рассказа ясен. Но затем разыгрывается сцена, целиком перекрывающая проступок детей: «И та мама удивилась моим словам и сказала:

— Наверное, ваш мальчик будет разбойник.

И тогда моя мама взяла меня на ручки и сказала той маме:

— Не смейте так говорить про моего мальчика. Лучше уходите со своим золотушным ребёнком и никогда к нам больше не приходите.

И та мама сказала:

— Я так и сделаю. С вами водиться, что в крапиву садиться».

Мама Миньки не смогла устоять от искушения защитить своего сына от обвинений, хотя и вполне справедливых.

Таковы человеческие взаимоотношения, далёкие от идеала, но тем не менее верно передающие естественность поведения взрослых и детей. Во взаимные оскорбления взрослых включается и Лёля, которая выкрикивает под конец, повторяя только что услышанную мамину фразу: «Можете тоже уходить со своим золотушным ребёнком».

Оппоненты этой словесной дуэли бросают в лицо друг другу обидные реплики («С вами водиться, что в крапиву садиться») и стремятся погасить впечатление от чудовищной ситуации. Но читатель ждёт развязки.

Заключительная фраза в ссоре ставит последнюю точку: «И тогда я, сидя на маминых руках, закричал:

— Вообще можете все уходить и тогда все игрушки мне достанутся».

Радостный ажиотаж безобразных взаимных оскорблений приводит к одиночеству: «И тогда все гости стали уходить. И наша мама удивилась, что мы остались одни».

Удивление мамы дополняет речь резонёра-папы, который формулирует мораль: «Такое воспитание губит моих детей. Я не хочу, чтобы они дрались, ссорились и выгоняя гостей. Им будет трудно жить на свете, и они умрут в одиночестве».

И вот однажды Минька схватил единицу. Это очень его огорчило, так как к дню своего рождения он мог не получить обещанный фотоаппаратик. Лёля решила выручить его и дала ему совет, как скрыть неприятность от отца. Но «потерянный» дневник нашёлся, попытка склеить страницы в дневнике тоже не принесла успеха. Охваченный раскаянием Минька рассказал отцу всю правду. К удивлению мальчика, отец почему-то не рассердился, а так обрадовался, что пообещал ему подарок.

Поражённая таким положением дел Лёля, решила, что подарки можно получить не только за хорошие, но и за плохие отметки, и весело сообщила, что она тоже недавно получила двойку по физике. Родители на неё рассердились, выгнали из комнаты и велели сесть за уроки. Почему же признание Миньки обрадовало отца, а признание Лёли огорчило? Рассказ называется «Не надо врать». В нём и кроется ответ.

Читателю понятно, что между братом и сестрой нет дружбы и их объединяет какая-нибудь шалость. То перед приходом гостей они разорили ёлку, то для мороженого продали старьёвщику чужие галоши, то в качестве розыгрыша спрятали лягушку и паука в красивую коробку от конфет и отнесли её на дорогу. Все рассказы написаны необычайно увлекательно.

В книге Михаила Зощенко «Рассказы для детей», выпущенной издательством «Детская литература» в 1973 году, есть рассказы не только о Миньке и Лёле, но и о других детях. Писатель радуется самостоятельности, которую проявляет маленький герой («Показательный ребёнок»), его восхищает сообразительность и находчивость девочки, которая нашла способ, как кормить запертую в комнате кошку («Умная Тамара»), он подсмеивается над незадачливым мальчиком, испугавшимся собственной лошади («Трусишка Вася»).

Устами матери Андрюши Рыженького в рассказе «Самое главное» автор говорит: только храбрые люди хорошо живут на свете, только они побеждают врагов, тушат пожары и отважно летают на самолетах. Но мало быть только храбрым, надо быть ещё и сильным. Но и этого недостаточно: надо ещё быть умным, уметь плавать, грести, разбираться в разных науках. И этому всему надо учиться всю жизнь…

Рассказы Михаила Зощенко учат своих читателей любить и жалеть людей, учат правде и честности, порядочности и скромности.

 

Михаил Зощенко

Находка

Однажды мы с Лёлей взяли коробку от конфет и положили туда лягушку и паука.

Потом мы завернули эту коробку в чистую бумагу, перевязали её шикарной голубой ленточкой и положили этот пакет на панель против нашего сада. Как будто бы кто-то шёл и потерял свою покупку.

Положив этот пакет возле тумбы, мы с Лёлей спрятались в кустах нашего сада и, давясь от смеха, стали ждать, что будет.

И вот идёт прохожий.

Увидев наш пакет, он, конечно, останавливается, радуется и даже от удовольствия потирает себе руки. Ещё бы: он нашёл коробку конфет — это не так-то часто бывает в этом мире.

Затаив дыхание, мы с Лёлей смотрим, что будет дальше.

Прохожий нагнулся, взял пакет, быстро развязал его и, увидев красивую коробку, ещё того более обрадовался.

И вот крышка открыта. И наша лягушка, соскучившись сидеть в темноте, выскакивает из коробки прямо на руку прохожего.

Тот ахает от удивления и швыряет коробку подальше от себя.

Тут мы с Лёлей стали так смеяться, что повалились на траву.

И мы смеялись до того громко, что прохожий обернулся в нашу сторону и, увидев нас за забором, тотчас всё понял.

В одно мгновенье он ринулся к забору, одним махом перепрыгнул его и бросился к нам, чтобы нас проучить.

Мы с Лёлей задали стрекача.

Мы с визгом бросились через сад к дому.

Но я запнулся о грядку и растянулся на траве.

И тут прохожий довольно сильно отодрал меня за ухо.

Я громко закричал. Но прохожий, дав мне ещё два шлепка, спокойно удалился из сада.

На крик и шум прибежали наши родители.

Держась за покрасневшее ухо и всхлипывая, я подошёл к родителям и пожаловался им на то, что было.

Моя мама хотела позвать дворника, чтобы с дворником догнать прохожего и арестовать его.

И Лёля уже было кинулась за дворником. Но папа остановил её. И сказал ей и маме:

— Не зовите дворника. И не надо арестовывать прохожего. Конечно, это не дело, что он отодрал Миньку за уши, но на месте прохожего я, пожалуй, сделал бы то же самое.

Услышав эти слова, мама рассердилась на папу и сказала ему:

— Ты ужасный эгоист!

И мы с Лелей тоже рассердились на папу и ничего ему не сказали. Только я потёр своё ухо и заплакал. И Лёлька тоже захныкала. И тогда моя мама, взяв меня на руки, сказала папе:

— Вместо того, чтобы заступаться за прохожего и этим доводить детей до слёз, ты бы лучше объяснил им, что есть плохого в том, что они сделали. Лично я этого не вижу и всё расцениваю как невинную детскую забаву.

И папа не нашёлся, что ответить. Он только сказал:

— Вот дети вырастут большими и когда-нибудь сами узнают, почему это плохо.

И вот проходили годы. Прошло пять лет. Потом десять лет прошло. И наконец прошло двенадцать лет.

Прошло двенадцать лет, и из маленького мальчика я превратился в молодого студентика лет так восемнадцати.

Конечно, я забыл и думать об этом случае. Более интересные мысли посещали тогда мою голову.

Но однажды вот что произошло.

Весной, по окончании экзаменов, я поехал на Кавказ. В то время многие студенты брали на лето какую-нибудь работу и уезжали кто куда. И я тоже взял себе должность — контролёра поездов.

Я был бедный студентик и денег не имел. А тут давали бесплатный билет на Кавказ и вдобавок платили жалованье. И вот я взял эту работу. И поехал.

Приезжаю сначала в город Ростов, для того чтобы зайти в управление и получить там деньги, документы и щипчики для пробивания билетов.

А наш поезд опоздал. И вместо утра пришёл в пять часов вечера.

Я сдал мой чемодан на хранение. И на трамвае поехал в канцелярию.

Прихожу туда. Швейцар мне говорит:

— К великому сожалению, опоздали, молодой человек. Канцелярия уже закрыта.

— Как так,— говорю,— закрыта. Мне же надо сегодня получить деньги и удостоверение.

Швейцар говорит:

— Все уже ушли. Приходите послезавтра.

— Как так,— говорю,— послезавтра? Тогда лучше уж завтра зайду.

Швейцар говорит:

— Завтра праздник, канцелярия не работает. А послезавтра приходите и всё, что надо, получите.

Я вышел на улицу. И стою. Не знаю, что мне делать.

Впереди два дня. Денег в кармане нет — всего осталось три копейки. Город чужой — никто меня тут не знает. И где мне остановиться — неизвестно. И что кушать — непонятно.

Я побежал на вокзал, чтобы взять из моего чемодана какую-нибудь рубашку или полотенце, для того чтобы продать на рынке. Но на вокзале мне сказали:

— Прежде чем брать чемодан, заплатите за хранение, а потом уж его берите и делайте с ним что хотите.

Кроме трёх копеек, у меня ничего не было, и я не мог заплатить за хранение. И вышел на улицу ещё того более расстроенный.

Нет, сейчас бы я так не растерялся. А тогда я ужасно растерялся. Иду, бреду по улице неизвестно куда и горюю.

И вот иду по улице и вдруг на панели вижу: что такое? Маленький красный плюшевый кошелёк. И, видать, не пустой, а туго набитый деньгами.

На одно мгновенье я остановился. Мысли, одна другой радостнее, мелькнули у меня в голове. Я мысленно увидел себя в булочной за стаканом кофе. А потом в гостинице на кровати, с плиткой шоколада в руках.

Я сделал шаг к кошельку. И протянул за ним руку. Но в этот момент кошелёк (или мне это показалось) немного отодвинулся от моей руки.

Я снова протянул руку и уже хотел схватить кошелёк. Но он снова отодвинулся от меня, и довольно далеко.

Ничего не соображая, я снова бросился к кошельку.

И вдруг в саду, за забором, раздался детский хохот. И кошелёк, привязанный за нитку, стремительно исчез с панели.

Я подошёл к забору. Какие-то ребята от хохота буквально катались по земле.

Я хотел броситься за ними. И уже схватился рукой за забор, чтоб его перепрыгнуть. Но тут в одно мгновенье мне припомнилась давно забытая сценка из моей детской жизни.

И тогда я ужасно покраснел. Отошёл от забора. И медленно шагая, побрёл дальше.

Ребята! Всё проходит в жизни. Прошли и эти два дня.

Вечером, когда стемнело, я пошёл за город и там, в поле, на траве, заснул.

Утром встал, когда взошло солнышко. Купил фунт хлеба за три копейки, съел и запил водичкой. И целый день, до вечера, без толку бродил по городу.

А вечером снова пришёл в поле и снова там переночевал. Только на этот раз плохо, потому что пошёл дождь и я промок как собака.

Рано утром на другой день я уже стоял у подъезда и ожидал, когда откроется канцелярия.

И вот она открыта. Я, грязный, взлохмаченный и мокрый, вошёл в канцелярию.

Чиновники недоверчиво на меня посмотрели. И сначала не захотели мне выдать деньги и документы. Но потом выдали.

И вскоре я, счастливый и сияющий, поехал на Кавказ.

 

Литература

  1. Зощенко М.М. Рассказы для детей. – Ленинград: Детская литература, 1973.
  2. Пахомов А.Ф. Про свою работу. – М.: Детская литература, 1982.
  3. Путилова Е.О. Детское чтение для сердца и разума: очерки по истории детской литературы. – СПб.: РГПУ им. А.И.Герцена, 2005.
  4. Рисует Алексей Пахомов на сайте https://iv-obdu.ru/vystavki/risuet-aleksey-pakhomov/
  5. Рисунки к рассказу М. Зощенко «Ёлка» https://bipbap.ru/kartinki-dlya-srisovki/risunki-k-rasskazu-elka-m-zoshhenko-15-foto.html
  6. Чудакова М.О. Поэтика Михаила Зощенко. – Москва: Наука, 1979. 

 

Иллюстраторы детских рассказов М. Зощенко

Алексей Федорович Пахомов (1900—1973) 

Анатолий Михайлович Елисеев (род. 1930)

Виктор Александрович Чижиков (1935—2020)

Александр Семенович Андреев (род. 1946)

Наталья Юрьевна Демидова (род. 1960)

Надежда Бугославская (род. 1967)

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://sesony.ru/rubriki/9-glavnaya/217-rasskazy-mikhaila-zoshchenko-o-detyakh#sigProIdff4d0f53f2