Писатели

Надежда НадеждинаКниги Надежды Надеждиной легко читать, а если в них есть ещё и цветные картинки, интересно рассматривать. Много из написанного Надеждой Августиновной осталось в архивах разных журналов или стало библиографической редкостью. Если увидите книгу писательницы, обязательно возьмите в руки.

Доверительное повествование откроет вам мир необычных предметов среди самых обычных вещей. По книгам Надеждиной можно научиться разыскивать ягодные и грибные адреса, слушать майские птичьи трели, завтракать на зелёной скатерти природы и не пачкать её.

Детство Надежды Августиновны Надеждиной (1905-1992) прошло в Могилёве, её родители были учителями, в свободное время отец любил работать в саду, а Надя постоянно помогала ему. Семья была многодетной, и в Гражданскую войну большим подспорьем для неё стал огород за городом. Чтобы он не оставался без присмотра, на вышке амбара поселились трое младших братьев и Надя. Дети ходили в лес за хворостом, собирали грибы, варили под открытым небом на костре обед, ухаживали за овощами, поливали, рыхлили землю, удаляли сорняки. Всё, что сажали ребята, приживалось и росло.

По признанию писательницы, она каждую весну скучала по влажной земле, в которую так радостно опускать семена.

«В детстве я разговаривала с деревьями, как разговаривают с людьми. Они были красивые, высокие и добрые. Они сбрасывали к моим ногам яблоки, груши, сливы, до которых я сама дотянуться не могла...» Н.А. Надеждина

Окончив школу, Надежда поступила в высший литературно-художественный институт имени В.Я. Брюсова, потом перешла на литературный факультет МГУ, увлечённо писала стихи.

Во время Великой Отечественной войны, в 1943 году, вышла первая книга Надеждиной «Чудеса на грядках», занимательно рассказывающая о картошке, огурцах и капусте, про которые, кажется, и писать-то нечего да и незачем. В книге ребята выращивали полезные овощи для нужд тыла и фронта, приносили плоды своего урожая раненым бойцам в госпитали.

Другая книга «Во саду ли, в огороде» представляла собой целую энциклопедию овощей и состояла из сорока коротких рассказов от А до Я. В 1972 году в издательстве «Детская литература» появился однотомник «"Моревизор" уходит в плавание», который состоял из трёх частей: в первой речь шла о путевом дневнике, найденном в одном из ленинградских скверов в снегу, автором его был Юрий Казанцев, участник экспедиции загадочного корабля М-5а. Эта потерянная рукопись содержала описания подводной охоты, встречи с акулами, рыбой-луной, спрутом и многие захватывающие приключения во время удивительного плавания по пяти морям и Тихому океану.

Во второй части «Каждой былинке — брат» писательница говорит о нерасторжимой связи человека и природы. Именно человек отвечает за чистую воду, свежий воздух, за плодородную землю. Позже эта часть была дополнена главой «Красная книга тревоги», в которой говорилось о судьбе белых журавлей-кликунов, о гепарде и снежном барсе, о тех животных, которые стали редкими, исчезающими видами, нуждающимися в защите человека. Писательница рассказывала о людях, которые посвятили свою жизнь защите животных. Это и зоолог Лев Капланов, отправившийся в поход по следам уссурийского тигра, и Джой Адамсон, учредившая фонд в память о погибшей львице Эльсе и написавшая книгу о ней «Рождённая свободной», и Джеральд Даррел, устроивший на острове зоопарк для зверей и птиц, которым угрожало вымирание.

В третьей части «Полное лукошко» Надеждина призывала защищать природу родного края: степной тюльпан, лесной подснежник, чернику, муравьиные и птичьи домики.

Писательница много лет сотрудничала с детскими газетами и журналами, была журналистом «Пионерской правды», автором очерков, статей и заметок в «Мурзилке», «Вожатом», «Пионере», «Юном натуралисте».

Надежда Августиновна, человек жизнерадостный и увлечённый, учила детей смотреть на мир добрыми глазами, любить всё живое и защищать его. В журнале «Мурзилка» Надеждина предложила собирать лекарственные травы и растения, рассказала, как за лето заготовить лекарственное сырьё.

Читая книги писательницы о природе, ребята и взрослые узнавали интересные истории: про мухоловку-пеструшку, которая живёт на Бульварном кольце в Москве и собирает троллейбусные билеты, чтобы выстлать ими своё гнездо, про допотопную рыбу латимерия, которая считалась вымершей, а потом вдруг выяснилось, что мальчишки на Колюрских островах чистят жесткой чешуей этой рыбины свои велосипедные камеры.

На многие вопросы Надеждинаа давала исчерпывающие, точные сведения. Можно было узнать, например, кто бегает задними ногами вперёд, сколько лет майскому жуку, зачем волки и лисицы воруют арбузы, почему королевский гепард развивает такую скорость, что за ним не угонишься и на машине. Такие викторины, игры, сказочные путешествия заставляли деятельно относиться к миру в своём дворе, на улице, в парке, в лесу, на лугу.

Герой повести «Я вижу море» – смешной мальчишка Денис Кутиков – часто оказывается без вины виноватым, но, пройдя сквозь невзгоды, остаётся верным своей мечте и в конце концов обязательно побеждает.

После книги «Партизанка Лара», в которой было собрано всё, что удалось узнать о юной героине, расстрелянной фашистами в 1943 году, эта замечательная девочка словно получила вторую жизнь: появились отряды, дружины, школы «имени Лары Михеенко», слёты, собиравшиеся под девизом: «Нас сдружила Лара».

В последние годы жизни Надежда Августиновна писала книгу для детей «Вокруг света по стране Легумии». Овощ по-французки - «легум», по-испански - «легумус». Название страны «Легумия» само указывало, что в стране культ овощных культур. Вместе с автором читатель мог узнать об истории появления разных овощей и оказаться и на празднике индейцев, и на балу у французской королевы, и в африканской пустыне, и на пиратском корабле, и в походе с рыцарями-крестоносцами. Книга вышла только через два года после кончины Надежды Надеждиной.

Предлагаем прочитать с детьми рассказы писательницы о лесной аптеке и лекарственных растениях, о лесной осени и лете, о зоопарке в дни войны. А ещё вы узнаете, как лечились в старые времена в разных странах, выясните, что у каждого месяца — весеннего, летнего, осеннего — есть свой аптекарский товар.

 

Надежда Надеждина

По следам зверей


Не наедайся перед сном – спать будет беспокойно. Это знает даже медведь. Спать мишке приходится долго, целую зиму, и он не заляжет в берлогу, прежде чем не прочистит желудок, приняв слабительное. Осенью косолапый бродит по лесу, роет землю, ищет медвежью касторку — нужные ему корешки.

Лесной аптекой пользуются и другие звери. Осенью в тайге слышен рёв, это трубит олень марал, вызывая на бой соперника. Наших учёных заинтересовало растение левзея, чьи корни грызут маралы осенней порой. Из левзеи стали приготовлять лекарство, которое придаёт бодрость и силы человеку.

Историй о том, как человек находил лекарственные растения, идя по следу зверя, можно рассказать много.

Триста тридцать лет тому назад из Перу, страны индейцев-инков, вернулся на родину, в Испанию, граф Цинхон. С тех пор как земли, открытые Колумбом за океаном, были объявлены владениями Испании, оттуда не возвращались с пустыми руками: кто привозил золото, кто новые, неизвестные в Европе растения. Колумб подарил королю мешок со стручками красного перца, в столичном саду расцвёл подсолнечник — индейский цветок солнца.

Что же привёз Цинхон, бывший вице-король Перу? Граф показал испанским врачам кусок коры, которой там, в Перу, одна индианка вылечила от малярии его жену, красавицу Франциску.

В память графа растение назвали «цинхона». Лекарство, которое изготовляют из его коры, называется «хинин» от индейского слова «квина», или «хина», что означает «кора». Как же сами индейцы узнали целебные свойства хинного дерева? Они наблюдали за больными животными пумами, которые грызли эту кору.

Не только олени, пумы, козы и другие животные показывали человеку дорогу в лесную аптеку, он знакомился с нею и сам. Иные листья заживляли порезы, приятно холодили кожу, иные, наоборот, обжигали. Одни ягоды бодрили, другие обезноживали. Во время войны Дании с Шотландией шотландцы перебили отряд датчан, оцепеневших после того, как они выпили пива, в которое был примешан сок белладонны-красавки. Не случайно в «Сказке о рыбаке и рыбке» старик спрашивает старуху: «Что ты, баба, белены объелась?» Отравившийся беленой вёл себя как помешанный.

В старые времена из-за недостатка знаний сила, которая кроется в растениях, казалась человеку колдовской, волшебной. Верили, что есть травы, которые могут указать под землёй клад, могут отбить память, приворожить, заставить полюбить нелюбимого. Много легенд было сложено про корни женьшеня и мандрагоры, похожих на человечков. Будто бы женьшень не даётся в руки человеку с нечистой совестью, будто бы корень мандрагоры страшно кричит, когда его вырывают из земли.

Лечились кто как умел. В Древнем Египте в третий день каждого месяца принимали касторку. В Древней Греции больного выносили на улицу: может, прохожий даст ценный совет. В средние века знахарство было опасным. Травозная могли сжечь на костре по обвинению в колдовстве.

Конечно, среди знахарей были и невежды и обманщики, но были и честные, усердные искатели. Однако знание трав, полезных людям, далось не сразу.

Поговорка «лук от семи недуг» сложена русскими давным-давно, но ещё раньше в Индии матери надевали на шею детям, как ладанки, головки чеснока, ещё раньше, в Древнем Египте, говорили: «Клянусь луком, клянусь чесноком!» Двадцать лет десять тысяч рабов строили пирамиду — гробницу царя Хеопса. И каждый день для защиты от болезней строителям выдавали лук и чеснок. Но в чём состоит эта зашита, египтяне объяснить не могли.

Древние греки изображали бога сна со стеблем мака в руках. Один из древнегреческих городов назывался Меконе — «город мака». Стоило человеку, страдающему бессонницей, отведать напиток, приготовленный меконцами из макового сока, как больной засыпал.

Но почему мак навевает сон, древние греки объяснить не могли. Это стало возможным лишь тогда, когда химия заняла одно из первых мест среди наук. Вещества, которые химики обнаружили в соке снотворного мака, сейчас входят в состав многих обезболивающих и успокаивающих лекарств.

Сейчас нам понятно, почему у того, кто чистит лук, на глазах выступают слёзы. В луковице, как в колыбели, спит до поры до времени детка-росток под охраной невидимой стражи. Разрезав луковицу, человек выпустил невидимых стражей наружу, и они атаковали его глаза. Советский учёный профессор Б.П. Токин назвал эти защитные летучие вещества фитонцидами. Профессор Токин доказал, что фитонциды, убивая возбудителей болезней — бактерий, способны охранять не только своего хозяина — растение, но и людей. Из чеснока приготовляют лекарство сативин.

Сейчас нам известен секрет кудрявой мяты, которой в сказке парили пяточки воробышку-воробью. Если ты разотрёшь в руках листья перечной мяты, то услышишь приятный запах и почувствуешь ладонью холодок. Это даёт о себе знать ментол — основная часть мятного масла, чьи капельки попали на твою ладонь. Ментол и освежает и успокаивает. Ты с ним будешь встречаться и в аптеке, и в кондитерской, и в ванной комнате. Он есть в валидоле и других сердечных лекарствах, есть и в карандаше от насморка, и в мятной карамели.

Мир лекарственных растений так разнообразен и богат, что всё время открывается что-нибудь новое.

Тебе ещё рано делать открытия, но, собирая лекарственные растения, ты и людям поможешь, и узнаешь много интересного. С баранчиками, ландышем, чабрецом, земляникой, черникой ты познакомишься в лесу, но отделения лесной аптеки имеются всюду: полынь и солодка растут а степях, росянка — на болоте, девясил, кровохлёбка, тысячелистник и коровяк — на лугах, ромашка аптечная и фиалка трёхцветная — на полях, пустырник — по пустырям, подорожник, цикорий и пастушья сумка — у дорог, мать-и-мачеха — на железнодорожной насыпи.

Среди лекарственных растений есть деревья — липа, берёза, сосна, дуб, тополь, ольха, есть кустарники — крушина, боярышник, есть луговые травы — валерьяна, зверобой, есть садовые цветы — ирис, ноготки, есть сорняки — череда, крапива, лопух.

 

Сентябрь-аптекарь

У каждого месяца — весеннего, летнего, осеннего — свой аптекарский товар. Что же предложит тебе аптекарь сентябрь? Корни аира, алтея, цикория, папоротника, валерьяны, которую в народе называют «кошачья трава». Полизав её корень, кошки прыгают, катаются по земле, а вот на людей валерьяна действует успокаивающе.

У аптекаря сентября найдётся и другой товар — целебные, богатые витаминами ягоды.

На болоте поспела клюква, по опушкам и берегам рек издали видны кроваво-красные плоды боярышника.

В лесу подёрнулись сизым налётом черные шишко-ягоды можжевельника, на рябине пируют дрозды-рябинники, пылают огнём оранжево-красные плоды шиповника.

В русских старинных книгах часто упоминается «свороборин» — шиповник. Его употребляли при «вертиголове» (головокружении), при «во ушах гремлении и пищании», им натирали дёсны при цинге, когда «кишки кровью налиты и зубы вылазят», а чаще всего им лечились ратные люди, потому что «он раны заживляет», «растения дикому мясу на ранах не даёт».

Во время русско-турецкой войны в первом военном госпитале раненым давали «патоку свороборинную». Плоды шиповника собирали для раненых бойцов пионеры в дни Великой Отечественной войны.

Но и в мирное время людям нужны лекарственные растения, и хорошо, если ты откликнешься на приглашение аптекаря сентября.

 

ЛЕСНАЯ ОСЕНЬ

Одинокий клён

На опушке леса одиноко стоит большой, раскидистый клён. В его листве уже засверкала золотая проседь. Когда дует ветер, с клёна сыплется осенний, огненный лист. Кажется, будто с веток слетают, кружатся над опушкой жар-птицы.

А немного поодаль, в лесу, такие же клёны ещё зелёные. В лесу лето, а на опушке осень.

Почему же клён на опушке стал ронять лист раньше своих сверстников? Те растут под защитой леса, в большой семье, а он стоит один, бобылём. Одинокое дерево раньше желтеет, к одинокому раньше приходит осень.

 

Палый лист

С каждым днём слышней и слышней в осеннем лесу горьковатый запах палого листа.

Всё лето работали листья, кормили дерево, добывали ему питание из воздуха. А теперь они стали ненужными. Зелёное лето окончилось. У деревьев наступает пора зимнего покоя.

И вот лист, который шумел в поднебесье, который там, на вершине, первым в лесу встречал восходящее солнце, теперь лежит на земле. Осенний ветер сделал своё дело.

Но и этот палый, отброшенный деревом лист ещё будет служить лесным жителям долгую службу. Еж устроит себе из него зимнее гнездо, укроется в нём от холода. Шумный ворох сухих листьев потащит в нору барсук, утеплит свои подземные хоромы.

Не пропадает даром и лист, который остался лежать под деревьями. Лесная подстилка будет беречь в земле влагу. Она не позволит траве разрастись, заглушить всходы лесных семян.

Источенный ветром и каплями дождя, лист истлеет, удобрит землю. В эту жирную, богатую перегноем землю войдут корни лесной молоди — смены старого леса. И палый лист, превратясь в чёрные соки земли, будет кормить молодые деревца, на ветках которых зашумят другие, новые листья.

 

Синичий расчёт

Многие птицы к осени собираются в стаи. Вместе летают, вместе кормятся: скворцы со скворцами, дрозды с дроздами. И только в синичьей стае особый порядок. Здесь часто встречаются чужаки: и поползень, и пищуха, и дятел с красным пятнышком на затылке.

Он, красноголовый, и верховодит стаей. Куда полетит — следом за ним вся си- ничья компания: и хохлушка, и гаечка, и московка, и желтогрудая синица-большак.

Трудно синицам осенью разыскивать добычу. Попрятались насекомые в зимние убежища. Под корой дерева, как в блиндаже, укрылись жирные личинки. Синичьему слабому клюву такую броню не пробить.

Зато у дятла клюв длинный, крепкий.

Разбил дятел клювом козявкин блиндаж, покормился, перелетел на другое дерево. А синицы — тут как тут. Обшаривают пробитую дятлом щель: не осталось ли чего на нашу долю? Осмотрят и труху у подножия дерева. Подберут личинку, обронённую дятлом.

Перекусили синицы и снова с ветки на ветку скок-поскок — догонять дятла.

— Ци-ци-гэ-э... ци-ци-гэ-э... (где же он?) — беспокойно выкрикивает пухленькая гаечка в чёрной бархатной шапочке. А самая маленькая из всех синиц — московка — откликается:

— Тюй-пи... тюй-пи... (вот он, вот он!)

Значит, не зря принимают синицы дятла в свою стаю. Есть у них на это свой синичий расчёт.

ЛЕТОМ В ЛЕСУ

Белые фонарики

Цветы живут в самом нижнем этаже леса. Над ними нависают ветки кустарников. А над кустами и травами возвышаются деревья. Их огромная тень ложится на землю, закрывая солнечный свет тем, кто живёт внизу.

Ранней весною, когда листва на деревьях ещё только распускается, в лесу пестреет много цветов. Все они пахнут весенней свежестью и чуть-чуть мёдом. Пока лес светел, цветку не нужно своим ароматом заманивать насекомых. Его и так заметят и шмель и пчела.

Но вот большими, широкими стали листья деревьев. Листва сомкнулась: в верхнем этаже закрылись зелёные ставни, сумрачно стало в лесу. Теперь уже не зацветёт здесь ни голубой, ни лиловый цветок. Можно различить в темноте только один цвет — белый. У любки, калины, малины, крушины, рябины — у всех растений, которые летом цветут в лесу, цветы белые.

Первым встречает лесное лето ландыш. Его цветы, точно белые фонарики, светятся в чаще, указывая мушке путь в темноте: сюда! лети сюда! Если фонарик запутался в траве и мушке его не разглядеть, она и вслепую отыщет ландыш по аромату.

 

Липы гудят

В золотистом цвету стоят липы. И столько на них пчёл, что кажется, будто бы дерево гудит: всё — от нижних ветвей до макушки.

Пчёлы берут взяток и с ивы и с вербы, но из всех лесных деревьев самое медовое — липа.

Я замечаю: стали ребята ластиться к колхозному пчеловоду. Они, конечно, в лесу побывали, послушали, как липы гудят. А раз липы загудели, значит скоро на пасеке будут качать молодой липовый мёд.

Муравьиная печка

Ещё в детстве меня занимало: как это муравьи живут? Вон какой дом большущий построили! Сколько дверей в нём, сколько окошечек! А печка где ж?

И оказалось, что есть и печка. Очень чудная: без дыма, без огня, корнями в землю уходит, ветвями в небе шумит. Эта печка, как объяснил мне один старый лесник, — ствол дерева, к которому муравейник пристроен.

Люди по-разному отапливают свои дома: кто дровами, а у кого трубы в комнате согреваются паром. В лесу только одно Отопление — солнечное. Нагрело солнце ствол дерева, и пошло тепло от ствола по всем этажам муравьиного дома.

Самая тёплая сторона ствола — южная. Её сильней всего накаляет солнце. Вот к ней-то и пристраивают муравьи своё жилище. Их дом всегда смотрит на юг. Кто это знает, тот не закружится в лесу. Муравьиная печка укажет ему, в каком направлении идти.

Летом я часто хожу за грибами. Бывает, что и заблужусь в незнакомом лесу. Ну и что ж? Везде муравейников много. Разыщу муравьиную печку, подойду к ней, послушаю, как она от ветра шумит, и спрошу, как в детстве меня лесник научил:

— Печка, печка, покажи мне, где север, где юг. Как мне дорогу найти?..

И не было случая, чтобы муравьиная печка меня обманула.

 

По ягоды

Поспела черника. Поутру лесная мамаша тетёрка повела своих малышей на черничную полянку. Пошли тетеревята по ягоды.

Самой мамаше и поклевать некогда. Всё озирается, детей сторожит. Зато цыплятам — раздолье. Вокруг тетёрки так и бурлит густая трава. В зелёной чаще стеблей шныряют тетеревята, аукаются по- своему: пну... пну...

Выше поднялось солнце. На той же полянке, где утром паслись тетеревята, перекликаются другие голоса.

— Лёнь! — кричит девочка в пёстром платочке. — Ты где? Лёнь! Ты тут?

— Тут! — откликается белоголовый малыш. Он присел на корточки, и у него мурашки забегали в глазах: сколько в траве чёрных бусин.

— Лёнь! — беспокоится девочка. — Ты не всё в рот, ты в кувшин клади.

А у самой губы черным-черны от черники.

Пошли ребята по ягоды.

Богат лес: ребятам, тетеревятам, медвежатам — всем ягод хватит. 

 

ЗООПАРК В ДНИ ВОЙНЫ

Шанго — пожарный

О том, как надо тушить зажигательные бомбы, писали и в листовках, и в газетах, и в журналах. Но слон, как ты знаешь, читать не может. Никто слона Шанго правилам пожарной охраны не обучал. И всё-таки он прославился как пожарный на весь зоопарк.

Вот как было дело.

В ту ночь фашисты сбросили на зоопарк много зажигательных бомб. Всю ночь работники зоопарка были на ногах: кто тушил пожар, кто охранял и успокаивал животных. Хлопотливее всего было тем, кто дежурил возле обезьянника.

Оказалось, что из всех зверей зоопарка самые отъявленные трусы — это обезьяны. Что с ними делалось во время бомбёжки! Они, как полоумные, метались по клетке. Повиснут гроздью на решётке, толкают друг друга. Иная сорвётся, упадёт на пол и сейчас же снова карабкается на решётку.

Здорово струсил и страус. Рванулся бежать, позабыв, что он в огороженном загоне, и с размаху ударился грудью о решётку. Но в зоопарке есть для животных своя скорая помощь. Тут же к пострадавшему страусу пришёл врач.

Что касается хищников — они во время воздушной тревоги держались с достоинством. Белый медведь так же мерно взад и вперёд шагал по своей клетке. Может, он и волновался, но виду не подавал.

А храбрей всего показали себя слоны — Шанго и Манька. Когда на их участок упала зажигательная бомба, они набрали в хоботы воды и окатили её струей, как из брандспойта.

В Индии, в тропических лесах, где живут дикие слоны, часто случаются лесные пожары. И стадо слонов смело прокладывает себе путь сквозь огонь. Могучие животные хоботами ломают загоревшиеся ветки деревьев, топчут ногами дымящуюся траву. В крови у индийского слона — не бояться огня. И Шанго и Манька не посрамили своего славного рода.

 

Как тигр эвакуировался

А тигр эвакуировался. Эвакуировали и других животных. Отправили их водным путём. Плыла по реке баржа. А на ней самое удивительное общество: тигры, антилопы, медведи, лисицы, попугаи. Все в клетках, кроме одного четвероногого путешественника—слона. Он стоял на палубе, прикованный за ногу цепью к столбу. Взрослый слон весит четыре тонны. Подумай сам: что бы случилось, если бы такой 250-пудовый пассажир вздумал подойти к краю палубы? Он бы перевернул баржу и всех бы потопил. Вот его и приковали, чтоб не разгуливал.

На пристанях во время остановок собиралось много ребят. А когда баржа со зверями снова трогалась в путь, ребята с берега махали шапками и кричали вслед:

— Лев, до свиданья! Слон, до свиданья! Счастливо доехать!

 

Гибель Володи

Белый медведь холода не боится. Но бегемот, африканец родом, на морозе жить не может. И жирафа не может. И попугаи и обезьяны—все тропические животные. Для них холод — это смерть.

Работники зоопарка сумели сберечь тропических животных в трудную военную зиму 1941/42 года. Доценты и профессора на время отложили свои книги, взяли пилы и топоры и стали вместе с рабочими заготовлять дрова. И в трескучие морозы в помещении у тропических животных было тепло.

Но вот однажды снова завыла над зоопарком сирена воздушной тревоги. А потом грянул взрыв. Брызгами вылетели все стёкла в попугайнике.

И ночью на морозе, в темноте, работники зоопарка забивали фанерами окна. Сняли со своих постелей одеяла — утепляли ими. Никто из попугаев не замёрз.

Погиб только один молуккский какаду «Володя». Помните его, ребята? Он косил на посетителей чёрным, блестящим, круглым, как бусинка, глазом и кричал: «Во-олодя... Во-олодя...» Но погиб Володя не от холода, а от раны. Его ранило осколком. Через два дня какаду скончался.

 

Переезд бегемота

Все вы знаете стихи Чуковского:

Ох, не лёгкая это работа—
Из болота тащить бегемота...

Зоопарковцы шутят, что это написано про весенний переезд их бегемота. Когда приходило время переводить животных из зимних помещений в летние, самым трудным был переезд бегемота.

Вот как переезжал бегемот до войны. Сажали его в клетку. Чтоб поднять клетку на грузовик, нужно было пятьдесят рабочих: сто двадцать пудов весит бегемот— не шутка! Опасно было ехать такой тяжёлой машине по дорожкам зоопарка. Там в иных местах под дорожками проходят подземные реки. Не выдержит земля—грузовик с бегемотом провалится. И приходилось ехать в объезд, кругом, по мощёной улице. Выезжал бегемот утром, прибывал на новоселье вечером.

А теперь в зоопарке стало меньше работников. Многие ушли на фронт. Некому и некогда было целый день возиться с перевозкою. И подумали: «А нельзя ли попроще? Время военное. Ничего, пойдёт бегемот и пешком. Не всё на машинах ездить».

По краям аллейки, ведущей из зимнего помещения в летнее, поставили скамейки. За этим барьером из скамеек встали сотрудники зоопарка.

И вот дверь зимнего помещения распахнулась. На дорожку, тяжело ступая, вышел бегемот. За ним шёл заместитель директора зоопарка профессор Петряев. В руках у него был всего-навсего хлыстик. Он подгонял бегемота, как гнал бы свиней пастух.

Так бегемот пешком притопал на новоселье.

— Долго ли продолжалось путешествие?

— Всего пятнадцать минут!

 

Четвероногие артисты

Для морского льва недаром в пруду рыбу ловят. Он её честно заслужил. Лёвочка — артист. Вместе с собакой Чинкой и учёной лисицей он выступает на сцене перед посетителями зоопарка.

Обычно зверей дрессируют молодыми. Но опытный дрессировщик Николай Петрович Волков выучил восьмилетнего Лёвочку искусно ловить носом брошенный ему мяч. Поймает Лёва мяч и осторожно поворачивает голову, чтоб не уронить его.

Но особенно интересует ребят собака-математик Чинка. Подумать только: она решает задачи на все четыре действия! Дрессировщик раскладывает по сцене большие квадраты картона, на которых крупно написаны цифры.
— Пусть решит на вычитание! — кричат ребята. — Чинка, сколько будет вычесть из пяти три?

И Чинка, побегав по сцене, подаёт дрессировщику квадрат с цифрою 2.

Ещё не было случая, чтоб Чинка ошиблась. Но в чём тут секрет, я не могу рассказать. Иначе Николай Петрович очень бы на меня рассердился.

Чинка, Лёвочка и лисица выступают только у себя дома, в зоопарке. Но есть и выездные артисты. Вечером можно видеть, как по московской улице рядом с красивой рослой лошадью трусит маленький ушастый ослик. Это со спектакля Большого театра возвращаются домой Эмир и Шалунья. И не явись они в театр, балет «Дон-Кихот» пришлось бы отменить. Ведь артист, который играет роль Дон-Кихота, должен выезжать на сцену на живой лошади, а Санчо Пансо — на настоящем осле.

Значит, без Эмира и Шалуньи не обойтись.

 

Литература

1. Брусиловская М. В лес пришёл друг (О писательнице Надежде Августовне Надеждиной) // Костёр. — 1977. — №12.

2. Разгон Л. Лесная путёвка на всю жизнь // Надеждина Н. «Моревизор» уходит в плавание. Каждой былинке брат. Полное лукошко: Сборник научно-художественной литературы. – М.: Детская литература, 1986.

3. Надеждина Н. А. Её жизнь и творчество // http://aktinoya.ru/