Мифы

Василий Верещагин

Василий Верещагин относился к войне как суровому испытанию, сам изведал её удары и погиб как храбрый воин. В художественном наследии живописца много батальных картин, изображающих мужество и героизм солдат и офицеров, обличающих горечь потерь и торжество победителя над врагом. Среди полотен есть колоритные пейзажи с этнографическими мотивами, библейские этюды и наброски, портреты людей, которых он видел, путешествуя по разным странам мира.

Василий Васильевич Верещагин (1842—1904) получил Георгиевский крест за оборону Самарканда от войск бухарского эмира, участвовал в русско-турецкой войне за освобождение болгар от османского владычества.

Когда в апреле 1877 года правительству Османской империи была объявлена война, к участию в ней присоединились писатели В. Гаршин и В. Гиляровский, хирург Н. Пирогов и врач Н. Склифосовский, художники А. Боголюбов, В. Поленов, Е. Макаров.

В действующую армию отправился и Василий Верещагин. Он не мог передать настоящую правду о войне, наблюдая её как сторонний наблюдатель, поэтому принимал непосредственное участие в опасных боях, например, в атаке быстроходного катера «Шутка» на Дунае против турецкого парового фрегата. Эта попытка взорвать турецкий корабль не удалась: русский катер, получив пробоины, начал наполняться водой, приходилось её откачивать, но судно удалось спасти, а командир, несколько матросов и Верещагин получили ранения.

Не дожидаясь полного выздоровления, художник-воин покинул госпиталь и возвратился в армию: видел штурм Плевны и её падение после блокады, был на Шипкинском перевале, участвовал во взятии Адрианополя, поражая своей храбростью всех окружающих.

Но даже участвуя в боевых операциях, Верещагин не забывал о творчестве, рисовал сцены сражений, бивуаки, переходы войсковых колонн, убитых и раненых. Этюды он делал под огнём противника, глядя смерти в лицо и ничуть её не страшась, словно рисовал у себя в кабинете.

О событиях войны 1877-1878-х годов художник рассказал в тридцати полотнах, где без прикрас и романтики показал войну такой, какой она была по-настоящему, когда победы чередуются с поражениями, когда успех достигается большими жертвами и невыносимыми страданиями, ожиданием в снежных траншеях, переходами в дождь по грязи.

Приоткрылась такая правдивая изнанка войны, которую знали только её реальные участники. Художник помнил, каких жертв и лишений стоила победа, вот почему картину «Шипка-Шейново» посвятил славе русского и болгарского оружия.

На полотне изображена покрытая снегом долина, окружённая горными вершинами и турецким редутом Шейново. Вдоль солдатских шеренг мчится на белом коне генерал М.Д. Скобелев, сопровождаемый свитой. Он обращается к войскам с приветствием, и летят вверх солдатские шапки, раздаётся могучее «ура!». Свита Скобелева, среди которой художник изобразил и себя, едва поспевает за стремительным генералом.

Художник расположил шеренги войск и группу всадников по диагонали, чтобы показать нескончаемость солдатских рядов и усилить пространственную глубину картины. Шеренги второго плана подчеркивают громаду неприступных гор, которые были покорены русскими и болгарскими солдатами. Но на переднем плане мы видим тела павших ― жертвы, ценой которых досталась победа. Гимн мужеству солдата сливается с трагическим звучанием реквиема.

До Верещагина не было принято изображать поражение армии. Василий Васильевич нарушил традицию и показал сцены гибели тысяч солдат.

Телами павших егерей покрыто поле под Телишем после неудачного штурма в картине «Победители». Турецкие мародёры, торжествуя победу, добивают раненых, раздевают убитых, собирают оружие. На лицах победителей ― улыбки. Их смех среди изуродованных тел демонстрирует равнодушие к смерти и чудовищную жажду стяжательства. В центре картины фигура вояки, который примеряет мундир русского офицера и бесшабашно смеётся вместе с другими участниками сражения над поверженным врагом.

Картина «Побежденные. Панихида по убитым» изображает необозримое поле, до горизонта усеянное телами павших русских солдат. Сквозь кусты и высохшую траву мы видим обезображенные турками обнажённые тела, потерявшие естественные очертания. Полковой священник отпевает воинов, погибших мученической смертью. Мрачное, покрытое густыми облаками свинцовое небо становится к горизонту зловеще-синим. Осенняя увядшая природа оттеняет мертвенность поля битвы и пыток, усиливают настроение безысходной печали. Горизонтальный формат полотна подчёркивает размеры поля и масштабы трагедии.

Картина «Атака» передаёт эпизод третьего штурма Плевны. По холмистой местности, озарённой отсветами пожаров, под огнём противника пехотное подразделение устремилось к неприятельским укреплениям. Повсюду погибшие, опираясь на ружья, отползают раненые. Как непохожи эти припавшие к земле тела на идущих в атаку парадным строем бравых, красивых, статных, лоснящихся от довольства воинов, которых обычно изображали художники...

Полотна Верещагина о русско-турецкой войне содержали оценку событий художника-реалиста, всем сердцем болеющего за солдат, страдавших из-за бездарности генералов, допускавших огромные, ничем не оправданные жертвы.

Художник был участником обороны Шипки и видел, как гибли от холода солдаты, не имевшие тёплого обмундирования. А в это время генерал Радецкий, который руководил обороной, находясь в пяти километрах от передовой, с утра до ночи играл в карты. Свои рапорты о положении вверенного ему войска он заканчивал неизменной фразой: «На Шипке всё спокойно!»

В триптихе, названном «На Шипке всё спокойно!», художник изобличил генералов, смотревших на солдат как на низшие существа. На трёхчастной картине видно, как часовой замерзает на посту, оставаясь верным своему воинскому долгу, а его забывают сменить и тем самым обрекают на бесславную смерть.

Изображение бессмысленных жертв войны правительство России находило антипатриотичным. Они вызывали ярость и негодование царского двора. Другим художникам давали заказы на новые полотна об этой кампании, но Верещагину не было заказано ни одного: в нём видели опасного бунтаря и не оценили таланта, устремлённого к беспощадной правде отрицания войны, сумевшего воспеть подвиг русского народа во имя освобождения болгарских братьев.

Отечественной войне 1812 года Верещагин посвятил целый цикл своих работ. Среди них — «Маршал Даву в Чудовом монастыре», «На этапе. Дурные новости из Франции», «С оружием в руках — расстрелять».  

Много в нашей стране мест, которые хранят память о великом народном подвиге. Художник посетил Бородинское поле, Смоленскую губернию, где наступала, а затем с позором бежала прославленная армия Наполеона. Он делал с натуры десятки зарисовок крестьян и пейзажных эскизов. В картине «Не замай! Дай подойти» Верещагин показал великий национальный дух русского народа, его самоотверженность и героизм в борьбе с врагом.

 

Литература

 

  1. Грачёва Н. Верещагин: послание человечеству. 10 самых страшных картин художника / https://vtbrussia.ru/culture/rm/vereshchagin-poslanie-chelovechestvu/
  2. Васильева Ж. Искусство мира и войны. О выставке картин Василия Верещагина в Третьяковской галерее /https://rg.ru/2018/03/14/v-tretiakovskoj-galeree-otkrylas-personalnaia-vystavka-vereshchagina.html
  3. Лебедев А.К. Полотна суровой правды / Юный художник. - 1979. - №10.